«Это очень долгосрочная стратегия, и результаты своих действий вы вряд ли увидите в реальной экономике», — интервью с Михаилом Корневым

Михаил — студент магистратуры питерской Вышки на программе «Прикладная экономика и математические методы», а сейчас получает двойной диплом в Риме в университете LUISS Guido Carli. Уже во время учёбы Миша работал в ЦБ и занимался научно-популярными ивентами, такими как конкурс Three Minute Thesis.

Из интервью ты узнаешь:

🔹 Что (не) стоит ожидать от учёбы в магистратуре;

🔹 Всегда ли выход из зоны комфорта — это наилучший вариант;

🔹 Чем защита ВКР отличается от защиты результатов проекта в Росстате;

🔹 Раскрывают ли в ЦБ тайну, что означают брошки Эльвиры Набиуллиной;

🔹 Как сделать науку более медийной.


N.B.: Расскажи про свой бекграунд и где ты сейчас учишься

Я закончил ОП «Экономика» Питерской Вышки. Сейчас я учусь здесь же в магистратуре «Прикладная экономика и математические методы», а также получаю двойной диплом с римским университетом LUISSGuido Carli, где я буду проходить программу «Экономика и Финансы». 

Что касается моего исследовательского бекграунда — моя курсовая работа была связана с поиском оптимального портфеля для фирмы (см. Теорию оптимального портфеля). Стандартная задача оптимизации портфеля помогает распределить бюджет между инвестиционными инструментами (акциями и облигациями), в моем же случае нужно было решить, сколько компании следует инвестировать в рекламные рынки разных стран, чтобы получить максимальную выгоду.

На 4 курсе у меня была работа, связанная с пространственной экономикой. Я рассматривал и выявлял кластеры промышленности, и как они связаны. Если представить все предприятия на плоскости, как точки на карте России, то может показаться, что они расположены случайно. На самом деле это неслучайно, и можно выявить устойчивые закономерности в расположении и формировании кластеров — вплоть до среднего расстояния между предприятиями, для каждой отрасли это число уникально.

Я не могу сказать, что это то, чем я занимаюсь постоянно — мои КР и ВКР не были связаны. Я был в поиске своих научных интересов. Однако моя курсовая работа на 1 курсе магистратуры также связана с пространственной экономикой, и я продолжаю писать её под руководством Веры Ивановны Ивановой. Сейчас мы рассматривали, как инновационная активность (которую мы измеряли как количество патентов) влияет на кластеризацию промышленности.

N.B.:  Почему ты решил поступать в магистратуру в Питерской Вышке? Были ли у тебя какие-нибудь ожидания от неё и оправдались ли они?

Ребят, которые приходят на магистратуру в Питерскую Вышку, можно разделить на три группы: 

— выпускники Вышки с экономическим бекграундом;

— ребята из других университетов с математическим бекграундом — либо физики, либо математике, либо информатики;

— третья группа — люди, которые приходят со смежных специальностей, не связанных с экономикой или математикой. С нами учатся ребята с востоковедения, туризма. 

Я отношусь к первой группе. Нас всего 6, кто пришёл из бакалавриата Вышки в эту магистратуру. 

Когда я поступал на бакалавриат мне говорили: «Ладно, сейчас попробуешь экономику, потом ещё попробуешь юриспруденцию». Но когда на 4 курсе я начинаю смотреть магистратуры, я понимаю, что это не так просто. К кардинальной смене специальности с экономики на юриспруденцию тебе придется не просто подготовиться — придётся изучить за 1 год и сдать вступительные наравне с теми, кто уже 4 года это изучал. 

Также есть эмпирические закон — чтобы стать профессионалом, нужно 10 тысяч часов заниматься своей специальностью. То есть за 4 года мне нужно было заниматься по 8 часов в день, исключая летние каникулы и учитывая все выходные. Думаю, что мало, кто из студентов может себе такое позволить. Тогда я понял, что бакалавриата мне явно недостаточно. Однажды мы переписывались с Сергеем Гуриевым по вопросам, связанными с поступлением. Он мне даже ответил и сказал, что бакалавриата по экономике в России недостаточно, чтобы стать профессионалом, и даже когда я закончу магистратуру этого будет мало. 

И, кстати, мои ожидания на счёт этого оправдались. Когда я пришёл в магистратуру, я почувствовал, что какие-то вещи повторяются, хотя большинство преподавателей у меня новые. Но при этом в плане пути развития, как экономиста, я доволен. В целом магистратура — это выбор не только места, заведения, где ты будешь учиться, но и выбор образа жизни. У меня был вариант поехать в Москву, туда я также подавал документы. Там мне бы понадобилось пару месяцев на «акклиматизацию», чтобы привыкнуть к общежитию в Дубках, ещё 4 часа тратить на дорогу. И я понимал, что это будет непросто. В Петербурге на тот момент у меня была работа, место в общежитии и я знал, что есть еще планы, которые я не осуществил в бакалавриате (например, поездка заграницу, но об этом позже).

В определённом смысле это был выбор в зоне комфорта, но это был осознанный выбор. Я думаю, мы можем сделать и такой выбор, если он действительно осознанный и мы не просто остаёмся в зоне комфорта. 

На бакалавриате я не рискнул съездить на программу мобильности, и я решил, что в магистратуре 100% надо. В Москве попасть на мобильность было бы сложнее хотя бы из-за конкуренции, а здесь я уже всё более-менее знаю. Всё так и сложилось — поступил в Питерскую Вышку, еду на мобильность, и у меня была работа, к которой я стремился.  

Но стоит отметить, говоря о нашей программе, что есть и ребята, чьи ожидания не оправдались. Это, кстати, одни из самых заинтересованных, кому реально было интересно. Программа достаточно теоретическая, нас учат экономическому моделированию. Студентам, которые не понимали, что представляет из себя теоретическая экономика, приходится сложно, потому что в бакалавриате, если они и встречались с курсом экономики, то он был больше практический, либо связанный с экономикой определённой страны. Поэтому для тех, кто приходит с ожиданием, что здесь мы изучаем определённый тип экономики или практические финансы, это может быть большим минусом. Но я был готов, что это будет теоретическое моделирование, поэтому я не разочаровался.

N.B.: Какие сильные предметы ты можешь выделить после первого года обучения? 

Нам предложили выбрать онлайн курс по макроэкономике. Большинство ребят могли выбрать вообще любой курс, но так как я участвую в программе двойного диплома, где этот курс обязательный, мне нужно было пройти эту дисциплину. Для меня выбрали курс «Macroeconomic Diagnostics» на платформе edX. Хотя это и был онлайн курс, он оказался для меня более эффективным, чем просто курс, который читают в Вышке. На edX есть лекции и плюс семинары в Excel, то есть не выполняя задания в Excel, правильно ответить на тесты и получить минимальный балл у тебя не получится. Также этот курс читают специалисты из МВФ. В этом смысле хотя это и был онлайн курс, к которым обычно серьёзно не относятся, в моём случае это действительно было полезно. Предыдущие курсы, например, на Courserа были больше для расширения кругозора. А здесь и специалисты из МВФ, также реальный анализ в Excel, который не показывали даже на бакалавриате. Курс также помог мне в моей работе ЦБ. 

N.B.: Программа, на которой ты учишься, даёт возможность получить двойной диплом с римским университетом LUISS. Расскажи, что ты сделал, чтобы попасть в число 5 счастливчиков на эту годичную мобильность?

Отбор на эту программу очень схож с конкурсов на обычную мобильность в Вышке. Мне нужно было подготовить мотивационное письмо, портфолио и академические достижения. 

Однако есть ряд особенностей, которые нужно учитывать уже с начала обучения на 1 курсе. Они связаны с выбором ДПВ, поэтому курсы «Corporate Governance» и Макроэкономика должны быть выбраны обязательно в первом модуле для соответствия программе финансов университета LUISS. Плюс, конечно, влияет рейтинг, стоит позаботиться об успеваемости в первом полугодие. 

N.B.: В чём на твой взгляд основное отличие бакалавриата от магистратуры? Обязательна ли магистратура или лучше сразу строить карьеру, чтобы набрать необходимые 10 тысяч часов? 

Да, 10 тыс часов можно набирать и на работе, и в магистратуре. Универсальных решений, которые подходят для всех нет, у каждого есть свой путь. 

В моей компании, которая сложилась на бакалавриате, большинство не пошло в магистратуру, так как у них уже было постоянное место работы, на котором можно расти и развиваться. У меня такой полноценной работы тогда не было.

Когда люди производят инвестирование, они выбирают проекты с максимальной отдачей. Для меня максимальная отдача была в получение следующего этапа образования.

Если у вас есть действительно крутая работа, где можно развиваться, и вас ждёт карьерный рост в ближайшие 2 года (когда другие будут в магистратуре), то для вас самым выгодным решением в краткосрочной перспективе (экономисты сказали бы маржинальным) будет не поступать в магистратуру, а всё время потратить на работу. 

Я выбрал магистратуру и не пожалел. При этом я знаю как минимум 2 человек, которые ушли с нашей программы, потому что их ожидания не оправдались. И я также не считаю, что это проигрышная стратегия — мы находимся в том возрасте, когда мы можем себе позволить, как некоторые говорят «потерять год в магистратуре», например, первый год. То есть если вам не понравилось в магистратуре, вы можете уйти. Мне кажется, что это нормально, потому что как говорят экономисты, есть невозвратные издержки. Если вы хотите принять рациональное решение, то эти невозвратные издержки не должны вами учитываться.

Главная задача магистратуры для меня — это формирование тебя как независимой личности в профессиональном плане. И это сложно сделать без работы, причём необязательно устраиваться в компанию, можно работать и в лаборатории. Просто учиться недостаточно, и магистратура должна предоставить возможность выйти на работу уже во время учёбы. Поэтому так получилось, что я работал уже с сентября. 

Плюс различие в том, что на бакалавриате нас было 250 человек, потом осталось 150. Это совершенно другой формат работы, большая конкуренция. В магистратуре нас сначала было 24 человека, сейчас 22. По-моему, это более комфортно в плане конкуренции, она не такая большая. Плюс легче сосредоточиться в маленькой группе на том, что тебе надо в плане учёбы. Когда большой поток, например, 150 человек всегда есть вероятность, что ты можешь попасть не на те курсы, на которые записывался, или к более слабому преподавателю. В магистратуре такого фактора неопределённости нет, по крайней мере, в Питерской Вышке, и все лучшие преподаватели у тебя, потому что группа одна.

N.B.:  Ты совмещал учёбу в магистратуре с работой в ЦБ. Почему ты решил туда устроиться?

Обычно вышкинцев не ориентируют на работу в госструктурах. У нас всегда говорили, что можно попробовать, но в долгосрочном периоде не стоит, так как там лояльность ценится выше, чем твоя эффективности. Но у меня такого предупреждения не было, возможно, потому что я из небольшого города, а в маленьких городах другое отношение к государству – там понимают, что государство — часто единственный венчурный инвестор. Но самое главное — ЦБ не гос компания. Я пришёл в ЦБ, потому что я хотел, чтобы моя работа была связана, если не с региональным развитием, то имела социальные импакт. 

Мне в работе хотелось бы видеть 3 составляющие:

— чтобы она была интеллектуальной, было интеллектуальное развитие;

— чтобы был социальный импакт, то есть можно изменять мир к лучшему;

— чтобы тебя окружали люди, с которыми хочется идти по жизни, и было социально комфортно, потому что работа это не только зарабатывание денег.

Все эти 3 качества я нашёл в ЦБ. Я отработал там полгода с января по июль 2021 года. Но определённые коррективы в свой взгляд на, например, социальный импакт пришлось внести. Потому что он может быть разным. Например, вы анализируете показатели эффективности экономики, и вы можете предлагать свои решения, вносить аргументы в отчёты, но проблема в том, что это очень долгосрочная стратегия, и результаты своих действий вы вряд ли увидите в реальной экономике. Если вы хотите в краткосрочном периоде увидеть ваш социальный импакт, лучше идти в частные компании или благотворительные организации, там можно сделать это быстрее. Но тем не менее в ЦБ мне очень понравилось.

Хотя это не гос компания, но атмосфера там «министерская». Большинство моих друзей работают в стартапах — там атмосфера творческой свободы, все работают в коворкингах. В ЦБ не так — начиная с того, что мы сидим по кабинетам и заканчивая миллионом правил по безопасности. Но в ЦБ есть молодая команда, и у нас была проектная работа, поэтому мне было комфортно. И изначально нас предупредили, что 50% будут проекты, например, создать автоматический отчёт в Excel или создать презентации, 50% рутины — обновление данных в презентациях, отчётах. Нам повезло, мы не занимались практически бумажной работой, потому что нас изначально брали под конкретные задачи, связанные с автоматизацией. 

N.B.:  Расскажи про этапы отбора в ЦБ

У меня было так — руководители различных подразделений ЦБ приходят в Вышку и говорят, что нам нужно 2-3 человека под конкретный проект, и академический руководитель может посоветовать студентов. Но такие студенты проходят такие же этапы отбора. 

Этапы отбора: 

—  скрининг резюме;

— тестирование на общие навыки (логический тест и тест на анализ текстовой информации);

— cпециализированный тест по макроэкономике и денежно-кредитной политике;

— cобеседование с руководителем.

N.B.:  В каком отделе ты работал, и какие задачи перед тобой стояли?

Я работал в экономическом управлении. В ЦБ есть запрос на автоматизацию и на развитие различных айти систем, поэтому я занимался автоматизацией работы в Excel и через VBA настраивал автоматические отчёты, которые позволяют делать инфографику. То есть у вас есть данные в Эксель, вы нажимаете на кнопку, и в PowerPoint-e формируется визуализация инфографики. Потом вы можете отправлять её в СМИ. Также любой сотрудник в любом отделе ЦБ может воспользоваться этим файлом и сделать инфографику. Северо-Западное главное управление в Санкт-Петербурге – главное отделение ЦБ по СЗФО и специализируется на информационной политике, поэтому есть несколько таких проектов по автоматизации в информационной политике.

N.B.:  Назови топ скилов, необходимых для успешного прохождения отбора и уверенного функционирования в ЦБ.

Я скажу конкретно про свой отдел и про те проекты, которые я выполнял. Потому что в иных управлениях требования могут быть другими, чем у нас. 

Вы должны понимать, что нужно быть больше программистом, чем экономистом. 

Экономисты могут, как минимум, задавать правильные вопросы к данным, копаться и анализировать их. Но экономисты не всегда умеют автоматизировать свои решения и создать готовый продукт, например, автоматизированный отчёт, которым могут пользоваться другие территориальные подразделения ЦБ. Все это про то, что очень важно иметь айти навыки для устройства в ЦБ. 

Следующее что вам понадобиться — уметь самостоятельно вести проекты. У ЦБ есть определённый минус при всём современном подходе к автоматизации — проектный подход развит мало, потому что «министерские» порядки работают по-другому. На моём проекте я был один, хотя и были ребята, которым я мог задать вопросы. То есть ответственность за работу полностью на тебе, даже если проект небольшой и очень важно завершить проект, чтобы им смогли пользоваться другие люди. То чем я занимался было очень похоже на наши проекты в Вышке. Например, на семинарах нам говорят, что нужно что-то прочитать, проанализировать, подготовить и за круглым столом предоставить свои результаты. На начальных уровнях тоже самое было в ЦБ. У меня есть какая-то задача, функционал и потом мы регулярно созванивались и рассказывали, что сделано. Когда нас приглашали на семинары в Росстат, представление докладов было очень похоже на то, как мы привыкли защищать ВКР. Когда я слушал семинар Росстата по методике сбора данных для ИПЦ, сотруднику Росстата, который представлял свои результаты, задавали очень жесткие вопросы в формате «А почему вы вообще это сделали? Почему считаете, что это работает?». Эти вопросы задавали приглашённые академики. Там люди борются и ищут научную истину. Кажется, ерундовый вопрос «Как рассчитать ИПЦ?». На самом деле его можно рассчитывать по-разному. Задавали вопросы даже может идеологического характера — почему вы считаете, что ИПЦ вообще подходит, а почему по-другому не считать. То есть это реально серьёзные вопросы, на которые просто так не ответишь. После этого первое, о чем я подумал – это были студенты, которые после защиты ВКР говорят, что к ним придирались — я уверяю, в университете это еще очень мягко, в жизни на защитах проектов задают гораздо более сложные вопросы.

N.B.: Что самое главное ты вынес за всё время работы в ЦБ?

Очень важно какой у тебя начальник. Это как выбор научного руководителя — ты понимаешь, что все хорошие, но если ты попадёшь к определённому человеку, то это будет более перспективно. Здесь также. Мы часто слышали истории, когда начальники мало понимают в процессах, что происходит, у них есть просто большие запросы, и с этими запросами нужно что-то делать. В ЦБ это не так, как минимум, потому что там интеллектуальная структура управления – то есть при назначении на должности твой профессионализм и ценности превыше всего. 

Важно понимать, что когда вы идёте к человеку, он сможет вас чему-то научить. Когда мы делали проект по автоматизации работы в Excel, нам нужно было программировать в VBA, для меня это было в новинку, раньше я этим не занимался . Мы сказали это начальнику и он нашёл нам человека, который разбирается в этом. Также было с работой с базами данных Microsoft Access. 

Очень важно, что всегда могут по-человечески отпустить. Потому что, когда я пришёл увольняться, так как я уезжаю на год в Рим, мне сказали, что я хорошо проявил себя, и через год меня ждут обратно! Также важно, когда тебя готовы поддержать, и у тебя есть у кого научиться. Например, есть проект, в котором тебе нужно самому разобраться и сделать его. Можно найти решение, готовые скрипты в интернете. Но бывают проекты, где готового решения нет или их сложно найти. Например, с VBA я раньше не сталкивался и в Вышке нас этому не учили. Но благо у меня были люди, кому можно было задать вопрос. 

Третье — всегда есть более умные люди рядом с тобой, и есть возможность для интеллектуального развития. У нашего начальника есть экономический советник, к которому любой может обратиться по вопросу денежно-кредитной политике. В ЦБ есть ряд научных публикаций, которые выходят каждый год, например, по вопросам инфляции, сейчас делают про неравенство. Мы работали с ним как с научным руководителем — он давал нам статьи, и какие-то кусочки работы мы делали. Также он проводил семинары по моделям общего равновесия. Я был в среде, где работают очень умные люди и есть куда стремиться.

N.B.: Раскрывают ли в ЦБ тайну, что означают брошки Эльвиры Набиуллиной?  

Кстати, именно брошки мы не обсуждали. Но интересно то, что мы могли свободно обсуждать решения, которые анонсируются на конференции председателя ЦБ. Мне кажется, это нормально, так и должно быть. Например, если мои старшие коллеги, которые писали в отчёте, что мы советуем сделать так, а потом этот аргумент не был использован, то мы могли абсолютно конструктивно, критически обсудить это внутри в профессиональном формате. 

Есть ряд ограничений, что могут говорить сотрудники ЦБ в социальных сетях и СМИ — практически ничего не могут, если это не должности, связанные с информационной политикой. Но между собой в профессиональном формате мы делали это свободно, не было какого-то давления, когда не можешь сделать критического замечания по поводу вышестоящего начальства. Главное, чтобы всё было профессионально. 

N.B.: В этом году мы вместе организовывали научно-популярный конкурс Three Minute Thesis. Расскажи, как к тебе пришла идея создания такого конкурса. 

Хотя на сайте написано, что я автор идеи, такой конкурс уже есть в других университетах, и идея создания такого конкурса заслуга многих людей. Впервые я узнал про такой формат на занятиях по НИС-у у Александра Сергеевича Нестерова. Нужно было рассказать про свою курсовую работу в формате исследовательского питча. Конечно, мы сталкивались с питчами и раньше, но они были связаны со стартапами. Мы обсудили это идею с друзьями и предложил А. С. Нестерову, Nota Bene Journalорганизовать этот конкурс. Поэтому это заслуга многих людей. 

N.B.: До этого ты также организовывал разные мероприятия в Вышке, так как был руководителем Турклуба. Отличается ли глобально организация мероприятий c научно-популярной и другой тематикой? 

Самое главное для организации любого мероприятия — понимание запросов потребителя. Аудитория в турклубе и в Three Minute Thesis разная. Хотя девочка, которая выиграла [конкурс исследовательских питчей], была членом турклуба, и такие совпадения бывают.

Есть определённое предубеждение, что наука, научные мероприятия — это сложно, требует многих усилий и они менее привычные. Учёба — это учёба, а внеучебная жизнь зачастую не связана с наукой, потому что ей мы занимаемся на семинарах и лекциях. Мне кажется это нормально, но это ещё больший вызов для того, чтобы более эффективно коммуницировать на основе этих мероприятий. Потому что науно-популярные книги читают все, как я думаю. Но принять участие в таком научно-популярном конкурсе, привлечь участников — непросто. 

Мне кажется, наука должна быть более медийной, чем сейчас.

N.B.: Почему нужно популяризовать науку? Ведь легче просто закрыться в лаборатории и спокойно писать научные статьи. 

Я поступил на Экономику и, кроме того, что я получил диплом, у меня сформировалось определённое мировоззрение, как я отношусь к миру, как я принимаю каждодневные решения, строю планы. Это происходит на подсознательном уровне, от этого никуда не деться. Это отчасти профессиональная деформация — ты используешь концепции рационального мышления, и тебя не так просто ввести в заблуждение. Люди, которые занимаются поведенческой экономикой об этом знают. Важно популяризовать науку, потому что наука, её концепции улучшат нашу повседневную жизнь. 

Почему важно именно популяризовать, а не давать учебник — учебник и обучение в университете не универсальный формат. Дай учебник человеку который работает — ему сложно будет его воспринимать, потому что у него слишком насыщенная жизнь, чтобы носить с собой учебник, пройти дополнительные образовательные курсы. А популяризация науки подразумевает более легкий формат распространения научных знаний, более легкий формат восприятия. То есть, если у вас на столе лежит учебник или научно-популярная книга по экономике, то понятно, если вы взрослый человек и у вас насыщенная жизнь, то вы скорее выберете научно-популярную книгу. 

Мы создаём научные работы, ВКР, потом участвуем в конкурсе НИРС. Я был лауреатом НИРС, меня даже добавили в группу, предложили где-то поучаствовать. Но это было не настолько медийно, насколько могло бы быть. Мне кажется, было бы классно, если бы преподаватели из лабораторий сделали бы короткий ролик, чем они занимаются, каких результатов добились. Такие ролики можно разместить в социальных сетях Вышки. Это может реально улучшить нашу жизнь, если это действительно толковые и практико-ориентированные работы. Также это улучшит образ нашего мышления. Потому что если посмотреть на то, как принято преподавать, какое мировоззрение у большинства людей, то мы откроем, что большинство идей было описано до нас какими-то мыслителями и философами. Сейчас нам кажется, что это норма обычного мышления. На самом деле это не всегда было «здравым смыслом». В этом плане популяризация будет очень полезна.

Самое главное — это человеческое счастье, а наука может улучшить качество повседневной жизни и качество взаимоотношений с людьми вокруг.

Наука тоже может этому служить, хотя многим кажется, что наука в первую очередь не для этого. Но это жизнь. Мне кажется — для этого.

Над интервью работала Мария Кучеренко

Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: