Research studies — это цикл статей от студентов Питерской Вышки, в которых они простым языком рассказывают о своих исследованиях, о поисках тем и научных руководителей, а также о взлётах и падениях на пути к идеальному курсачу или диплому. 

В этой статье Анна Апарцина рассказывает о своей дипломной работе «Градиент здоровья, связанный с профессиональной деятельностью, и участие в рабочей силе пожилых россиян».


Представьте, что вы – работодатель, в штате которого находится большое количество сотрудников (пред)пенсионного возраста. Отличным примером может послужить любое государственное предприятие, основанное в 50-х годах прошлого века в каком-нибудь отдаленном регионе России. А теперь представьте, что вы – профсоюз работников этого предприятия, и ваша цель – обеспечить лучший из возможных сценариев старости для тех, кто всю жизнь посвятил работе на предприятии. Стоит ли вам бороться за сохранение рабочих мест за сотрудниками, которые уже не всегда так эффективны как раньше? Или лучше пустить средства на организацию дополнительного медицинского ухода? А может выделить фонд на пенсионные премии?

Именно с такими вопросами столкнулась администрация крупнейшей научной организации Иркутска в 2018 году, когда решила инициировать программы повышения качества жизни своих пожилых сотрудников. Разобраться с этими вопросами и разработать научно обоснованную методологию согласились помочь специалисты Международного центр экономики, управления и политики в области здоровья НИУ ВШЭ (CHEMP).

Исследовательский вопрос был сформулирован в соответствии с запросом заказчика: Какие программы лучше всего помогут поддержать или улучшить качество жизни пожилых сотрудников организации?

В рамках программы уже планировалось организовать геронтологический центр, где пожилым ученым предоставлялась бы качественная медицинская помощь. Поэтому наше исследование было призвано в том числе оценить эффективность работы этого центра с точки зрения позитивного воздействия на обусловленное состоянием здоровья качество жизни. В дополнение к этому администрация рассматривала возможности введения программ социальной поддержки пожилых сотрудников. Поэтому также было необходимо определить целевые факторы, которые больше всего влияют на не связанное со здоровьем качество жизни (например, занятость в рабочей силе).

В первую очередь, мне было очень интересно посмотреть, как будет приживаться новый ориентированный на качество жизни подход к поддержке пациента и сотрудника в российских институциональных и культурных условиях. Еще более интересно – в этом участвовать.

К сожалению, в регионах большой дефицит грамотных health policy специалистов. Но, обнадеживает, что многие decision makers понимают необходимость использования проверенной методологии для введения каких-либо социальных программ и готовы обращаться за помощью. После вдохновляющих курсов по policy evaluation и labour economics мне казалось захватывающим поучаствовать в разработке протокола (так называется план исследования, где ведётся прямое взаимодействие с людьми) программы, ориентируясь на передовые практики стран, где накоплен больший опыт количественной оценки показателей качества жизни. Поэтому я была рада предложить такой проект CHEMP и очень признательна Центру за отзывчивость.

Во-вторых, целевая группа (пожилые ученые) мне интересна сама по себе в силу отягощенного научными сотрудниками анамнеза. Мне будет занятно пронаблюдать, примут ли знакомые учёные к сведению результаты исследования при принятии таких решений, как, например, фактический выход на пенсию.

Для тех, кто посвятил жизнь науке, именно качество когнитивных функций является значимым контрибьютором в самооценку удовлетворенности жизнью. Из разговоров с представителями целевой группы и немногочисленных статей наметилось предположение, что когнитивные функции ученых в пожилом возрасте во многом поддерживаются вовлеченностью в рабочий научный процесс. Поэтому результаты исследования призваныпомочь администрации организации выстроить более грамотную трудовую политику (социальные программы в дополнение к трудовому кодексу).

Более глобально, качество жизни является значимым предиктором продолжительности жизни в пожилом возрасте, поэтому важность исследования, призванного максимизировать качество жизни, мне кажется очевидной.

Так как подобные мониторинги крайне редко проводятся в России, а исследования детерминант качества жизни пожилых научных сотрудников не представлены нигде в мире, исследование начиналось практически с чистого листа, с разработки методологии.

С помощью литературы и консультаций с экспертами CHEMP я выясняла, что такое «качество жизни», и с помощью каких инструментов можно оценивать этот показатель и его динамику. В нашем исследовании было необходимо предусмотреть как возможность одномоментной оценки качества жизни выборки пожилых ученых (для получения «среза» выборки), так и лонгитюдного (многопериодного) наблюдения за респондентами. Первая техника позволила бы понять специфику нашей целевой группы и сравнить усредненные результаты группы с результатами референтной (схожей поло/возрастной группы с аналогичными социально/демографическими показателями). К примеру, один из забавных результатов – пожилые сибирские ученые в абсолютном большинстве не курят.  Наблюдение за качеством жизни наших респондентов в динамике позволило бы оценить естественное ухудшение качества жизни с возрастом (если такое обнаружится), а также фиксировать эффекты от введенных социальных программ.

Разбираясь в первой части вопроса, удалось установить, что качество жизни – это собирательный показатель, который может быть оценен с помощью объективных и субъективных факторов. Первые — количественные, легко измеримые критерии, такие как рост/вес/доход или количество отработанных дней за последний месяц. Вторую группу составляют такие сложные для определения и оцифровки показатели, как, например, общая удовлетворенность жизнью или субъективное восприятие (самооценка) здоровья.

Для сбора данных по объективным критериям используются стандартизированные тесты, например, взвешивание или измерение давления тонометром, а также прямые вопросы к респонденту: «сколько раз за последние 30 дней вы себе или кто-то вам вызывал(и) скорую медицинскую помощь?».  

В случае субъективных критериев используются заранее подготовленные наборы вопросов – опросники – для которых уже собрана значительная база ответов респондентов для сравнения результатов. Еще одним важным условием для использования опросников, изначально разработанных для других стран, является валидация – адаптирование анкеты специалистами для языка и культурных особенностей опрашиваемой группы респондентов.

Ключевым инструментом оценки в нашем исследовании стал опросник EQ5D-3L, уникальным обладателем валидированной версии которого является CHEMP. Помимо него в протокол вошли также тестирования объективных показателей, а также возрастно-специфичный опросник CASP-12.

Так как выбранные нами инструменты никогда не исследовались совместно на интересующей группе, было решено провести исследование в две фазы: пилотной и основной. Во время первой мы смогли бы подтвердить применимость протокола и, возможно, внести необходимые изменения, основываясь на результатах небольшой выборки. Затем планировалось развернуть более масштабное и продолжительное исследование.

Поэтому зимой 2019 был проведен пилотный проект, который представлял собой набор анкет, часть из которых заполнялось непосредственно респондентами, часть — исследователем по результатам тестирований. Ответы выборки респондентов из целевой группы сопоставлялись с базами данных RLMS, SAGE и популяционной базой данных EQ5D по различным показателям. Например, хотелось узнать, отличаются ли сибирские ученые по индексу массы тела от среднестатистических россиян того же возраста. Результаты пилотного проекта легли в основу изменений протокола второго этапа, который запустился в марте 2019 года.

Сейчас проводится динамическая оценка качества жизни сотрудников, где мы смотрим, как изменяются показатели с возрастом и под влиянием изменений каких-либо учитываемых факторов, например, при фактическом выходе на пенсию. На основе анализа полученных данных ведется разработка программ социальной поддержки и проводятся такие релевантные мероприятия, как образовательные экскурсии и семинары.

Во-первых, мы однозначно доказали, что наш протокол (совокупность применяемых методов оценки качества жизни) позволяет получать статистически значимые результаты и может быть применим как минимум для респондентов со схожим социально-демографическим профилем в других регионах.

Во-вторых, удалось подробно охарактеризовать целевую группу респондентов (пожилых ученых) и найти подтверждения того, что по некоторым критериям связанного со здоровьем качества жизни, их показатели превосходят среднестатистические.

В-третьих, разработанная нами методология по оценке показателей качества жизни в динамике относительно скоро позволит собрать базу данных, которая даст возможность более точно оценить силу вклада каждого из критериев в совокупную оценку качества жизни. Уже сейчас удалось получить достоверные свидетельства того, что фактический выход на пенсию негативно сказывается на показателе качества жизни. По нашим рекомендациям руководство организации работает над сохранением вовлеченности сотрудников в рабочую силу с помощью программ неполной занятости.

Автор: Анна Апарцина

Редактор: Виталия Елисеева

Меню
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: