Бум равноправного кредитования в Китае привлек внимание финтех-специалистов со всего мира. Новая модель, поначалу не затронутая государственным регулированием, должна была кардинально изменить финансовый сектор. Однако отсутствие четкого законодательства привело к крупным аферам и банкротству ряда компаний. В чем причины бума P2P в Китае, как правительство пытается регулировать отрасль и как России учиться на чужих ошибках?

Дезинтермедиация, или отказ от посредничества, становится все более важным трендом в развитии финансового сектора. Наряду с такими радикальными решениями как децентрализованные криптовалюты и первичные размещения токенов, распространение которых может поставить под вопрос существование центральных банков и фондовых бирж, немалую роль в устранении финансовых посредников играют и новые формы кредитования. P2P-кредитование – предоставление займов напрямую через онлайн-платформы – является одним из методов повышения доступности финансовых услуг и само по себе не угрожает исчезновением банков: сайты взаимного кредитования существуют в мире уже более десяти лет и традиционным банкам никак не мешают. Тем не менее, эксперты полагают, что повсеместное распространение P2P-платформ может значительно переформатировать рынок кредитования. По данным McKinsey равноправное кредитование может снизить совокупную прибыль банков на 10% или около $105 млрд в абсолютном выражении (1) – лакомый кусок для небольших финтех-стартапов.

 

Почему Китай?

 

В последние годы драйвером роста популярности P2P-кредитования является Китай, и на это есть сразу несколько причин.

Банковские услуги в стране традиционно отличаются малой доступностью для физических лиц и малого бизнеса. В США на 100 тысяч человек приходится в 3,5 раза больше банковских отделений и в 4 раза больше банкоматов, чем в Китае (2), и эти цифры – лишь отражение более глубокой структурной проблемы. Подавляющее большинство банков в стране – государственные, их основные клиенты – крупные госкомпании. Из-за этого банки не развивали инструменты для оценки рисков мелких частных заемщиков и отказывались кредитовать физических лиц и малый бизнес. Несмотря на некоторые подвижки в последние годы, требования к заемщику по-прежнему высокие, а процесс оформления зачастую требует похода в банк и наличия печатных копий всех документов, в то время как на P2P-платформах можно получить кредит на гибких условиях через Интернет.
С точки зрения инвесторов услуги традиционных банков также не привлекательны. Номинальные ставки по депозитам низкие, а реальные уже давно отрицательные. К тому же Народный банк продолжает снижение ключевой ставки, что моментально сказывается и на доходности по банковским депозитам: средняя ставка по депозитам упала с 3% в начале 2014 года до 1,5% в 2016 году. Одной из более выгодных альтернатив для инвесторов является P2P-кредитование, вложения в которое приносят инвесторам ежегодный доход до 10%.

Источники: 01caijing, Bloomberg


Еще одной причиной бума P2P-платформ стало распространение Интернета и быстрое развитие электронной коммерции в стране. Повсеместный доступ к сети позволил людям даже в отдаленных регионах подавать заявку на получение кредита прямо со смартфона и предоставил больше вариантов высокодоходных, хотя и более рискованных, вложений для инвесторов.

Что получилось?

Ситуация в китайской банковской сфере благоприятствовала развитию равноправного кредитования, в результате чего в 2014-2015 гг. произошел бум P2P-платформ. Ежемесячно появлялось более 100 новых компаний в разных регионах страны, общее число платформ с начала 2014 года в итоге выросло больше, чем в 7 раз, а к июлю 2016 года достигло 5000.(3) При этом значительную роль в популяризации и поддержке P2P на начальном этапе играло и государство. Характерной особенностью равноправного кредитования в отличие от других форм небанковского финансирования (например, микрокредитования) является его ориентация на малый и средний бизнес, (4) что особенно актуально для Китая. Поэтому развитие P2P-кредитования рассматривалось правительством в первую очередь как шанс для небольших компаний найти источник финансирования. Ожидания оправдались – в 2015 году доля корпоративных заемщиков китайских P2P-платформ составляла 61%, причем большая часть денег шла на финансирование оборотного капитала. (5)

Источник: Lufax

Тем не менее, несмотря на успехи равноправного кредитования, чуда все-таки не случилось. Уже к концу 2015 года выяснилось, что многие P2P-платформы не справлялись со взятыми на себя обязательствами: компании зачастую не могли адекватно оценить кредитный риск заемщиков и предоставляли неверную информацию инвесторам. Не меньше было и мошеннических схем: наиболее известным случаем стал крах в 2016 году крупнейшей P2P-платформы Ezubao, которая привлекла более $9 млрд от инвесторов, но в итоге оказалась финансовой пирамидой. (6) После череды банкротств и мошеннических схем государственные регуляторы приняли решение вмешаться и жестко ограничили объемы займов на P2P-платформах, а также запретили им держать средства где-либо, кроме четко определенного для каждой платформы банка. Следующим шагом стала выработка требований к финансовым посредникам при кредитовании в Интернете, которые все компании должны будут соблюдать к апрелю.
В результате введения жестких ограничений удалось избежать повторения случаев, подобных Ezubao, однако доверие инвесторов уже подорвано, а меры регуляторов только уменьшают привлекательность вложений в P2P. На конец 2017 года из почти 6000 P2P-платформ лишь около трети соответствовали новым требованиям. (7) Сколько из «проблемных» платформ сумеют привести свою деятельность в соответствие с правилами регулирования по-прежнему неясно.

 

Какие уроки может извлечь Россия?

В России P2P-кредитование появилось сразу после кризиса 2008 года – лишь немногим позже западных аналогов. Однако в условиях высоких процентных ставок и наличия системы страхования банковских депозитов отрасль развивалась несколько иначе, чем в США или Китае. Российские P2P-платформы могли стать привлекательными для инвесторов только в том случае, если клиенты были готовы брать деньги под высокий процент. В итоге отрасль по структуре заемщиков оказалась схожей с микрокредитованием (8): клиенты – преимущественно физические лица, а средний размер займов в десятки, а иногда и сотни раз меньше, чем у многих китайских P2P-платформ, и лишь в последние годы стали появляться платформы, занимающиеся кредитованием бизнеса по сравнительно невысоким ставкам. При этом так же, как и долгое время в Китае, в России отрасль пока развивается без какого-либо государственного регулирования. Только в середине 2017 года Центральный банк объявил о подготовке «дорожной карты» по разработке регулирования отрасли и проведении эксперимента, который завершится летом этого года. (9) Основными задачами ЦБ видит оценку кредитоспособности заемщиков и раскрытие информации об использовании средств инвесторов в целях защиты их прав.

Хотя в России и нет таких же мощных предпосылок для бума P2P-кредитования, как в Китае, основные условия для дальнейшего развития отрасли сейчас есть: ставки по депозитам снижаются уже третий год, а уровень проникновения Интернета значительно выше, чем в Китае. К тому же отрасль могла бы получить поддержку со стороны государства. Российские политики и чиновники часто говорят о необходимости содействия малому и среднему бизнесу, считая это одним из приоритетных направлений развития экономики страны. Тем не менее, поддержка пока ведется в основном одним способом – напрямую от государства бизнесу через специальные институты развития и федеральные программы. Поддержка P2P-кредитования бизнеса могла бы стать хорошим толчком для развития малого и среднего предпринимательства, одновременно снизив прямую финансовую нагрузку на государство. Однако здесь следует помнить и об ошибках наших китайских соседей. С одной стороны, обойтись без регулирования отрасли будет невозможно, так как в противном случае права инвесторов не будут защищены. С другой стороны, регулирование не должно оказаться излишним «закручиванием гаек», которое сделает P2P-кредитование попросту невыгодным. Только создание продуманного механизма гарантий защиты прав инвесторов, который позволит соблюсти баланс между риском и выгодой, станет залогом успешного развития российского P2P-кредитования в будущем.

 

Список источников
(1) The Fight for the Customer: McKinsey Global Banking Annual Review 2015 // McKinsey&Company

URL: https://www.mckinsey.com/industries/financial-services/our-insights/the-fight-for-the-customer-mckinsey-global-banking-annual-review-2015 (дата обращения: 29.12.17).

(2) World Bank Global Financial Development Database // The World Bank

URL: http://www.worldbank.org/en/publication/gfdr/data/global-financial-development-database (дата обращения: 29.12.17).

(3) 零壹财经行业数据 // 01caijing

URL: http://www.01caijing.com/data/index.htm (дата обращения: 30.12.17).

(4) Как устроен рынок P2P-кредитования в России и за рубежом // Rusbase

URL: https://rb.ru/opinion/p2p/ (дата обращения: 29.12.17).

(5) Lufax White Paper 2015 // LendIt

URL: http://blog.lendit.com/wp-content/uploads/2015/04/Lufax-white-paper-Chinese-P2P-Market.pdf (дата обращения: 29.12.17)

(6) Leader of China’s $9 billion Ezubao online scam gets life; 26 jailed // Reuters

URL: https://www.reuters.com/article/us-china-fraud/leader-of-chinas-9-billion-ezubao-online-scam-gets-life-26-jailed-idUSKCN1BN0J6 (дата обращения: 31.12.17)

(7) 网贷之家数据 // Wangdaizhijia

URL: http://www.wdzj.com/dangan/search?filter=e1&show=1 (дата обращения: 31.12.17)

(8) Битва за процент. Как изменится рынок P2P-кредитования в России // Forbes

URL: http://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/351099-bitva-za-procent-kak-izmenitsya-rynok-p2p-kreditovaniya-v-rossii (дата обращения: 31.12.17)

(9) Ты – мне, я – в ЦБ // Коммерсантъ

URL: https://www.kommersant.ru/doc/3383789 (дата обращения: 31.12.17)

Автор: Василий Лемутов
Редактор: Виталия Елисеева

Добавить комментарий

Меню
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: