Lab project — это цикл интервью с сотрудниками и стажёрами лабораторий, членами студенческих научных обществ и научно-учебных групп самых разных образовательных программ.

На протяжении последних месяцев мы ходили на разведку в лаборатории и собирали актуальную информацию о возможностях для студентов стать junior-исследователями. Наше расследование превратилось в цикл интервью, в котором мы хотим показать взгляд изнутри от руководителей до стажёров.

Все интервью Lab project доступны по ссылке

Сергей Гелиевич Коковин, директор Лаборатории теории рынков и пространственной экономики, академический руководитель ОП «Экономика», в рамках нового проекта NBJ.


N.B.: Как была создана ваша лаборатория?

Мы её придумали в 2011 году. Мы сидели в Бельгии в городке Лювен-ля-Нёв у Жака Тисса. Сидели, писали статью. И вдруг Женя в интернете заметил объявление, что Российская Федерация объявляет гранты, даёт 5 миллионов долларов на создание в России лаборатории, если туда приедет знаменитый западный учёный.

Через минуту Жака толкнули в бок: “Жак, а ну посмотри, что пишут, 5 миллионов, берём?” Он говорит: “Да, почему бы нет”.

Это было, по-моему, в марте-апреле, за май мы написали заявку, к концу мая подали и немедленно выиграли. Выбрали Петербург за то, что это красивый город. Международная лаборатория должна звать гостей, естественно, зарубежных. Мы подумали, что в Петербург охотнее всего поедут в гости.

N.B.: Почему лаборатория носит именно такое название? Как вы придумали тему «Изучение рынков и пространственной экономики»?

Одно близко к другому. Жак Франсуа Тисс — основатель лаборатории, а его ‘field’ — пространственная экономика. В эту тему входит и международная торговля, и Urban Economics, и экономика города. Но не только потому, что пространство важно только в экономике. Оно везде, то есть характеристики товара — это тоже пространство. Скажем, цвет товара от ультрафиолетового до инфракрасного — это пространство, размер товара — пространство. Среди автомобилей, количество лошадиных сил — это тоже пространство. Разные марки конкурируют в пространстве друг с другом. То есть, в реальных рынках пространство есть везде. Экономисты научились с пространственными моделями работать сравнительно недавно. Это этап развития, понимания рынка вообще.

N.B.: Получается, в лаборатории реализуются как теоретические проекты, так и прикладные. Вы могли бы отметить проекты, достижения сотрудников, которые вам особо запомнились за эти годы?

Наша лаборатория среди русских находится на первом месте, у нас очень много публикаций. Ранний результат — тот, с которого мы начинали: в 2012 году вышла статья в журнале Эконометрика (одном из лучших экономических журналов в мире). В статье велась речь о теоретическом результате общей теории монополистической конкуренции. Следующий результат — это полное обобщение всех теорий монополистической конкуренции, созданное Жаком Тиссом, Филиппом Ущевым и Мэтью Паренти.

N.B.: Какими проектами лаборатория занимается на текущий момент?

В теории у нас существует несколько проектов. Кристиан Бехренс с Ясу Муратой завершили теорию distortion: потерь эффективности в моделях монополистической конкуренции. Филипп Ущев с Жаком и Паренти завершили обобщение всех классических теорий. Мы с Тарасовым и Шамилем Шарапудиновым, моим аспирантом, совмещаем монополистическую конкуренцию и пространство одновременно с гетерогенными фирмами в теоретической работе. Мы думаем, что эти более сложные модели будут ближе к реальности, будут лучше предсказывать. Кристиан Бехренс проводил анализ кластеров: работал по канадским данным вместе с нашими сотрудниками, Верой Ивановой и Екатериной Александровой, по российским фирмам.

Другой проект сочетает в себе несколько теоретических исследований проектов по международной торговле, international trade, которые проводит Сергей Кичко. В частности, в ходе этого проекта исследуется отраслевая структура в международной торговле на сегодняшний день. Проекты, которыми я занимаюсь — это анализ городского ритейла и геолокационное позиционирование бизнеса. Время от времени мы собираемся на общие семинары, и каждый рассказывает свой проект остальным членам лаборатории. Другой проект — с Яндексом. Проект задуман, есть договоренность, но он ещё не запускался. В Яндексе есть краудсорсинговая платформа ‘Толока‘ для привлечения рабочей силы в Интернете для простых заданий. Головной офис этого продукта находится в Петербурге, недалеко от Кантемировской, мы с ними подружились. Им нужен экономический анализ на их данных. Ольга Мегорская, руководитель проекта ‘Толока’, говорит: “Мы всё делаем будто бы хорошо, но понятия не имеем хорошо или нет”. Пора привлечь экономистов и узнать это объективно.

N.B.: Когда проводятся такие семинары и конференции, кто в них участвует?

Крупных событий у нас два. В декабре этого года, например, будет воркшоп. Обычно на него приезжают 5-10 иностранных крупных специалистов. Воркшоп делится на тематические секторы и обычно длится три дня. В июне проводится конференция, которая тоже длится три дня. Но в конференции больше участников, то есть воркшоп — это 15-20 участников, а конференция собирает порядка 60-70 участников. На оба мероприятия объявляется открытый конкурс в интернете, и все могут подавать заявки, но ключевых keynote-спикеров мы приглашаем лично. Наша конференция, я считаю, самая сильная экономическая конференция в России по представительности.

Фотограф: Егор Георгиев

N.B.: Вы заинтересованы в том, чтобы притягивать студентов? Как студенту податься в лабораторию?

Ребята приходят, услышав где-то о нашей лаборатории. Обычно бывает несколько разговоров со студентом, чтобы понять, что он действительно настроен тратить свои силы на работу в лаборатории Теории рынков. В ходе одного из разговоров я всегда даю несколько задачек, чтобы понять уровень подготовки студента. И по нескольким встречам становится ясен уровень мотивации. К примеру, я даю статьи почитать, а потом опрашиваю по ним.

N.B.: Какие качества вы ожидаете, кроме высокого уровня подготовки, мотивации?

Крутой матанализ и упёртость. То, что Вышка сейчас держит норматив 27 учебных часов в неделю, кажется нам смехотворным, в неделю надо 80 часов трудиться.

N.B.: Какие задачи выполняют студенты в лаборатории, чем занимаются в течение рабочей недели?

Кто за что возьмётся. Одна студентка делает эмпирику: готовит данные, то есть ищет их, чистит и анализирует. Другой студент написал модель, а сейчас тоже смотрит данные. Мы будем совмещать данные с моделью — пытаться теоретическую модель посадить на данные по ритейлу в городе.

N.B.: Какая ещё есть мотивация для студентов прийти в лабораторию кроме чистой любви к науке и просто желания себя попробовать себя в чём-нибудь новом?

Руководителям лабораторий нужно, чтобы ребята приходили из чистого любопытства. Конечно, нам хотелось бы, чтобы в студентах был тот огонь, на котором на самом деле всё теплится. Но в дополнение необходимы и некоторые ‘шкурные’ интересы потому, что это может помочь в карьере. Если проекты у студента получаются, то у него получаются и хороший курсовик, и хороший диплом, и для академической карьеры это очень хорошо. То есть в любые магистратуры: и в две лучшие российские (в РЭШ и в МИЭФ), и в зарубежные участники лабораторий поступают по рекомендациям от известных учёных. В приложение — сделанный проект — это и есть тот капитал, с которым проходят высокие ступеньки образования.

N.B.: С какими лабораториями вы сотрудничаете?

Часть нашей лаборатории находится в Москве. Мы сотрудничаем с Пермской Вышкой, с Новосибирским Университетом. За рубежом у нас тоже довольно много партнеров: Tokyo University, Брюссельский Университет, Maastricht, University Pompeu Fabra, Bocconi University, CERGE University.

N.B.:  Получаете ли вы на какое-нибудь побочное финансирование?

Да. Моя лаборатория финансируется по программе 5-100. Это федеральная программа даёт деньги на развитие фундаментальных исследований, по ним необходима отчётность — одна статья в год. Эти деньги Вышка получает от Федерального правительства, тратит на нас и берет от них 20%. То есть нас не Вышка финансирует, а правительство напрямую.

N.B.:  Какие у вас планы по развитию лаборатории?

У нас очередной трёхлетний срок закончится в ноябре, и мы должны будем переутвердиться по программе 5-100. Мы будем незначительно расширять число сотрудников, в основном функционируя в таком же формате. Мы включили темы, связанные с бизнесом и интернет-рынками, это для нас ново. То есть по тематике будем сдвигаться ближе к консультированию бизнеса. Это публикуемые темы, и, одновременно, это важные для бизнеса темы. Мне это нравится, потому что это позволяет ставить студентов на проекты, из которых они могли бы позднее получить работу. Я — руководитель образовательной программы, и среди множества всевозможных проектов мне больше нравятся те, на которых я могу натренировать студентов решать реальные задачи.

N.B.:  Много ли в лаборатории иностранных сотрудников?

Международных сотрудников у нас пять – это Жак Тисс, Кристиан Бехренс, Давид ГомцянХанс Костер и Ясу Мурата.

N.B.:  Есть ли в планах коммуникация между лабораториями внутри Вышки?

С сотрудниками лаборатории здоровья мы все дружим персонально, часто ходим на общие семинары.  Также Александр Нестеров, глава лаборатории Теории Игр, заявил проект по теории аукционов с Яндексом, и я в нём участвую. А Александр Нестеров участвует в моём проекте ‘Толока’ с Яндексом.

Над интервью работали: Ирина Замищак, Мария Парамей, Николай Старостин, Елизавета Михайлова, Мария Гребенщикова

Фотограф: Егор Георгиев

Добавить комментарий

Меню
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: