Lab project — это цикл интервью с сотрудниками и стажёрами лабораторий, членами студенческих научных обществ и научно-учебных групп самых разных образовательных программ.

На протяжении последних месяцев мы ходили на разведку в лаборатории и собирали актуальную информацию о возможностях для студентов стать junior-исследователями. Наше расследование превратилось в цикл интервью, в котором мы хотим показать взгляд изнутри от руководителей до стажёров.

Все интервью Lab project доступны по ссылке

Андрей Салтан является научным сотрудником Лаборатории теории рынков и пространственной экономики. В 2015 году он получил степень кандидата экономических наук по специальности «Математические и инструментальные методы экономики».


N.B.:  Как вы пришли к тому, что захотели заниматься экономикой? Где вы учились?

Изначально я учился в СПБГУ на математико-механическом факультете. В какой-то момент хотел стать программистом, но потом понял, что первоклассным программистом у меня быть не получается. В силу того, что я тогда был на кафедре исследования операций, узнал лучше про экономику как науку и про то, что всё исследование операций в том виде, в котором оно преподавалось, очень хорошо пересекается с микроэкономикой. Затем уже мне предложили поступить в аспирантуру, и я два года был в аспирантуре Высшей Школы Менеджмента, после защитился по экономической специальности на Экономическом факультете СПбГУ.

N.B.: А как вы оказались в лаборатории теории рынков и пространственной экономики?

Совершенно случайно, если честно. Более того, когда я решил сменить место работы и начал думать куда податься, то я выбрал не лабораторию, а выбрал Сергея Гелиевича как фантастического человека, с которым хочется работать. Два года назад на одном мероприятии я познакомился с Сергеем Гелиевичем и это знакомство произвело на меня сильное впечатление. Полгода назад мы в очередной пересеклись с Сергеем Гелиевичем и разговор зашел о том, что мне было бы интересно поработать с ним, вернее под его началом. Удачно это сложилось с тем, что Вышка объявила большой конкурс названный «Программа привлечения российских постдоков» по набору сотрудников в международные лаборатории, включая нашу. Вышка хорошо умеет аккумулировать таланты, стараясь забрать себе из других Университетов всех, у кого есть хоть какой-потенциал. Тот proposal, который я подал, понравился и коллегам из лаборатории, и экспертной комиссии, которая в Москве принимала решение. И так в июле я получил предложение о работе в лабораторию и с удовольствием, конечно же, принял его.

N.B.: За весь опыт работы здесь были ли какие-нибудь или запоминающиеся проекты, которые вы реализовали?

Пока еще нет. Я работаю здесь недолго — 1 месяц и 18 дней. Сюда я пришел с исследовательским проектом по изучения различных аспектов функционирования бурно развивающегося сейчас рынка дата-центров. Тема пересекается с тематикой лаборатории. Там есть и пространственная компонента, и много разных политических и экономических факторов, оказывающих влияние на развитие этого рынка. Мне эта тематика очень интересна, очень надеюсь, что в недалеком будущем это выльется в ряд приличных публикаций. Когда же я оказался в лаборатории, то узнал, что мы сотрудничаем с Яндексом и это меня приятно удивило. У меня всегда было впечатление, что российские компании дистанцируются от отечественных университетов, уж по крайней мере в части сотрудничества на уровне исследований в области экономики и управления. Однако силами целого ряда исследователей Вышки включая Сергея Гелиевича это сотрудничество с Яндексом есть. За эти полтора месяца мы как раз начали один проект, с командой, которая развивает платформу Яндекс.Толока. Мы очень надеемся, что у нас получится взаимовыгодное сотрудничество. Компания получит полезные insights для своего развития, мы же на их данных сможет проводить исследования настолько высокого уровня, что их можно будет публиковать в качественных академических журналах и представлять на серьезных конференциях.

N.B.: Обычно, когда говорят «лаборатория», представляют что-то связанное с химией, биологией. А что же такое лаборатория экономическая? Как Вы объяснили это людям не знакомым с экономикой, как с большой наукой?

Хороший вопрос. Я до последнего момента тоже не понимал, зачем нужны лаборатории. Просто в том месте, где я работал до этого, таких лабораторий, по сути, не было, хотя слово “лаборатория” также использовалось. Не было места, которое являлось бы домом для научных сотрудников, куда они приходят, где работают, общаются. Конечно, в первую очередь, лаборатории принципиально важны в таких областях, как медицина, химия, биология, физика.

 Но выясняется, что лаборатория — это не только место с нужным оборудованием, но место, где возникает синергия людей, работающих в рамках одного или смежных направлений исследований. В нашу лабораторию точно хочется приходить, КПД здесь выше, чем дома.

Я начал понимать, что когда приходишь сюда, то за день удается написать больше страниц, сделать больше анализа и так далее. Это очень мотивирующая история. Для студента должно быть тоже безумно интересно приходить сюда, смотреть, как работают взрослые коллеги, в каком-то смысле даже пытаться перенять некие навыки, самим втянуться. Все международные лаборатории Вышки не случайно называются международными. В них есть сотрудничество и совместные исследования с представителями различных исследовательских центров мира, причем формат может быть самым разным. Это довольно уникальная ситуация для России, поскольку большинство ВУЗов любят, чтобы сотрудник сидел у них на full-time. И здесь Вышка поражает умением очень гибко подходить к решению задач и организации процессов. По сути, следует логике: если мы сейчас не можем получить лучшего исследователя, который будет сидеть здесь целый год, пусть приезжает на месяц или две недели, как может. Здесь есть такие контракты, которые позволяют получать лучших специалистов в своих областях. Пусть на ограниченное время, но даже в те небольшие периоды визитов иностранным коллегам удается оказывать влияние и на российских исследователей, и на студентов.

N.B.: Как бы вы описали атмосферу в лаборатории?

Она, на удивление, дружеская. Почему “на удивление”? У меня есть несколько друзей из мира экономической науки, и мы с ними как-то обсуждали, что экономисты довольно специфические люди, нередко с сильным уровнем снобизма и даже надменности. Что является неким проявлением факта обладания нетривиальным знанием о мире, который позволяет, как им кажется, смотреть на окружающих свысока. Причем среди физиков, как тоже представителей науки об окружающей действительности, надменность проявляется сильно реже. Поэтому у меня были опасения, что атмосфера снобизма будет доминировать в лаборатории, но выяснилось, что это совершенно не так. Я не до конца знаю, чья это заслуга, кто в руководстве лаборатории так хорошо подбирает коллектив, но такого здесь не чувствуется и это очень здорово.

N.B.: Как проходит коммуникация с другими сотрудниками, студентами и вашими соавторами?

Хороший вопрос, я сам как раз пытаюсь выяснить это, на самом деле. В целом вся коммуникация очень неформальна. Вообще принципы и методы коммуникации в академическом мире в рамках совместной работы активно обсуждается в научных кругах, потому что в крупных компаниях уже давно все отошли от того, что единственный способ коммуникации – электронная почта или совещания по понедельникам. При этом, до сих пор нет одного качественного инструмента коллаборативного проджект-менеджмента, заточенного под академическое сотрудничество. Но все как-то выкручиваются. Когда проект сложен и имеет несколько этапов, то нужна некоторая система. Коллеги на одном американском форуме обсуждали, что лучше использовать: Trello, Slack, или, может, что-то лучше есть. В нашей Лаборатории если что-то хочешь, надо написать письмо или подловить человека. Это работает на бытовом уровне, но если говорить про коммуникацию в рамках серьезного проекта, то мне интересно понять можно ли что-то более эффективное использовать. Есть два стажера-студента, которые будут работать со мной и Сергеем Гелиевичем над исследованием по Яндекс.Толока. Может с ними попробуем какие-либо чуть более продвинутые инструменты. Ведь обмен письмами и вордовскими файлами с указанием того, какая это версия — это уже прямо совсем прошлый век.

N.B.: Расскажите, как проходит рабочий день исследователя?

Очень сильно зависит от проекта и стадии проекта, в который исследователь вовлечен. Бывает очень рутинно.

Если речь о большом эмпирическом исследовании и ты находишься в стадии сбора данных или систематического анализа. Ты просто кропотливо может недели, а может и месяцы работаешь с данными, выполняешь этапы запланированного исследования. Для большого исследования это может занимать до половины времени. Зато вторая половина крайне творческая и рабочие дни могут быть очень разнообразными.

Вот не очень понятно, можно ли в стадии генерирования идей или общего погружения в специфику нового исследования вот так аккуратно прописать, как должен выглядеть идеальный день. Скорее нет. Однако если же исследование уже проведено и надо представить его в виде статей, то такая работа над текстом тоже конечно творческая, но уже чуть лучше формализована. В принципе можно представить себе исследователя, который как журналист работает до 8 часов в день над своей статьей. Другое дело, что большинство исследователей совмещают подобную работу с преподаванием, с экспертной работой, и это уже сложнее. Иногда их зовут прокомментировать те или иные события, связанные с экономикой внутри их области, или просят написать колонку. Чем круче исследователь, чем более он видим в том числе за пределами университета, тем сложнее выстроен его рабочий день. Я понимаю, что мой рабочий день проще и понятнее рабочего дня Сергея Гелиевича, поскольку то количество дел, которое ему приходится делать и параллельно держать в голове — это подвиг. Вернее, подвиг в том, чтобы суметь все это так эффективно организовать.

N.B.: Сколько в среднем времени уходит на исследование?

Я помню, когда мы общались с Сергеем Гелиевичем, он сказал, что показатель по лаборатории такой, что в среднем в год на человека приходится одна приличная статья. Примерно такой должен быть output. Понятно, что не каждый год получается у человека сделать крутую статью, но, наверное, за год минимум одна хорошая публикация получается. Если предположить, что результат научного исследования это в первую очередь статья или серия статей, то вот, наверное, и средняя продолжительность исследования. Другой вопрос, что одно исследование перетекает в другое. И каждое последующее на основе предыдущих может быть быстрее. А может и нет. Например, мне хочется верить, что по тематике рынков дата-центров или платформ можно написать десяток публикаций при благоприятном развитии событий за несколько лет.

N.B.: В рамках проекта вы работаете со студентами. Какой багаж, какие качества у них должны быть, чтобы вам было приятно с ними работать?

Я давно выступаю в роли научного руководителя студентов-бакалавров и магистрантов. Отличительная особенность курсовых и даже дипломных работ в том, что когда задается тема, то научный руководитель чаще всего понимает, что будет в результате. Никто не дает задачу, решение которой выходит за рамки сложности, принятых для курсовой или дипломной работы.

Но когда мы говорим о студентах в лаборатории, то здесь можно позволить себе начинать с ребятами исследования, где ты не уверен в результатеБолее того, руководитель может давать стажерам задание, которое он сам не знает как решить. То есть не то, чтобы не знает, а не уверен в результате и методах.

Мне кажется, в рамках лаборатории стажеры должны быть готовы к тому, что руководитель заранее не продумал, откуда удастся получить данные, какая модель лучше подойдет, и так далее. Мы с Сергеем Гелиевичем будем работать с ребятами по проекту с платформами, и мы не знаем, что нам удастся получить. Но в этом и есть самый искренний и честный научный интерес и задор: постараться сделать так, чтобы что-то содержательное все-таки получилось.

Над интервью работали: Мария Парамей, Максим Смирнов, Елизавета Михайлова, Мария Гребенщикова
 

Добавить комментарий

Меню
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: