“Марафон безногих инферналов” — Виталия Елисеева о магистратуре в Paris School of Economics

fullsizeoutput_2681-scaled

Виталия Елисеева, выпускница эконома Питерской Вышки, рассказывает о двухгодичной магистратуре Analysis and Policy in Economics в Paris School of Economics. С нами вы узнаете:

  • Почему менять филд — это нормально или Как за полгода изменить дизайну механизмов с девелопментом;
  • Как гетерогенный опыт однокурсников влияет на тебя или Почему важно обсуждать выборы в Бразилии за ланчем;
  • Почему фидбек и эмпатия напрямую влияют на качество обучения или Краткое пособие по воспитанию Teaching Assistants.

О программе 

Магистерская программа Analysis and Policy in Economics в PSE длится два года. Первый год называют М1, а второй — М2.

Базовые курсы М1 включают в себя такие неизбежные и неприятные вещи, как учебник по микроэкономике МасКолелла, эконометрика временных рядов и Overlapping Generations Models. Одно из основных отличий PSE от аналогичных магистратур (к примеру, Barcelona Graduate School of Economics) — фокус на широкий набор знаний и развитие экономического мышления. За счёт этого базовые курсы теряют в глубине и количестве запихиваемой в тебя теории, но появляются дополнительные курсы по экономической истории и политологии, а также больше эмпирических проектов. 

Базовые курсы:

  • Micro 1, 2
  • Macro 1, 2
  • Econometrics 1, 2, 3 

Нестандартные курсы:

  • International macro или trade (или Как довести студентов до истерики, поставив в сентябре курс, который опирается на знание Micro-1 и Macro-2)
  • Introduction to economic history (или Introduction to the world of Piketty’s books)
  • Экономический семинар по выбору (Demographic, Development, Environmental, Labour, Industrial Organization, Macro Policies)
  • Неэкономический семинар по выбору в университетах-партнёрах (я выбрала французский язык, а мои однокурсники — социологию, нейроэкономику и Python)

На М1 в середине семестров сдаются мидтёрмы, а в конце каждого семестра — файналы. Для перехода на М2 нужно лишь получить взвешенный средний балл больше 10/20 по итогам М1. 

Ключевой минус — график. Полтора месяца учёбы, две-три недели мидтермов, снова полтора месяца учёбы, четыре недели на подготовку к файналам и, наконец, сами файналы.

Где-то к середине семестра ты чувствуешь себя безвольной медузой, а ближе к концу — роботом, бездумно выводящим формулы. Местами неизбежно случаются катаклизмы в виде полуторамесячной забастовки или всемирной эпидемии.

В конце семестра студенты оценивают качество преподавания профессоров и Teaching Assistants, а они проверяют экзамены и вносят оценки в систему. Только после этого отзывы и ядовитые комментарии студентов становятся видны преподавателям, а оценки за экзамены —  студентам. Рейтинги и оценки студентов никогда не размещаются в открытом доступе, но для каждой оценки можно узнать такие “информативные” показатели, как максимум, минимум и среднее. 

Те, кто успешно пережил М1 и не сошёл с ума в библиотеке, попадают на счастливый М2 со свободой выбора курсов и возможностью заниматься рисёрчем. Во время М2 студенты могут специализироваться в выбранном филде, взяв 9 курсов. На выбор даётся примерно 50 курсов по основным трекам (курсы из них можно набирать в любых сочетаниях):

  •  Development
  •  Public Economics and Labor
  •  Economic History
  •  Macroeconomics
  •  Economic Theory
  •  Regulation, Environment and Markets
  •  Behavioral Economics
  •  Trade and Political Economy

Кроме того, на втором курсе студенты пишут диплом. Оценка за него вместе со средним баллом за М2 является проходным критерием для поступления на PhD в PSE (исключительно в целях переезда из неотапливаемой подвальной библиотеки в уютный офис неподалёку от кухонного уголка). В отличие от других PhD-программ, на PhD в PSE можно попасть только после М2 в PSE.

О поступлении и финансировании

Когда я поступала, дедлайн подачи в саму магистратуру был в конце февраля. Но я подала документы в ноябре, чтобы успеть отправить заявку на стипендию правительства Франции “Eiffel Scholarship”. Соответственно, я просила рекомендательные письма и писала мотивационное письмо заранее —  в сентябре-октябре.

С прошлого года Франция повысила стоимость обучения в государственных университетах для студентов не из Евросоюза с 250 евро до 3700 евро в год. Каждый год университеты принимают индивидуальные решения о понижении стоимости обучения по сравнению с общим уровнем. Так в этом году сделал мой университет, понизив стоимость обучения до прежней —  250 евро в год.

Cтипендия “Eiffel Scholarship” освобождает от платы за обучение, покрывает расходы на жизнь, медицинскую страховку, а также предоставляет место в самом крупном студенческом общежитии Парижа Cite Universitaire, которое находится в пяти минутах ходьбы от PSE. Также есть одногодичная стипендия правительства России и стипендии правительств других стран. Часть студентов финансируют себя работой на кампусе (на позициях Research Assistant или Teaching Assistant), но в первые полгода М1 это чревато смертью на рабочем месте от переутомления и недостатка сна.

О том, что получила

1. Совершенно новый взгляд на экономику. PSE специализируется в Development и Policy, и это сильно влияет на то, как преподаются абсолютно все курсы, даже стандартные Micro и Econometrics. К примеру, на Econometrics 3 вместо доказательств состоятельности эстиматоров мы обсуждаем, как применять в рисёрче Regression Discontinuity Design и Randomised Control Trials. 

В первом семестре я злилась на бесконечные разговоры про неравенство на парах и отрицала существование жизни в рисёрче за пределами микротеории в Академии. Во втором семестре я поймала себя на рассматривании вакансий в OECD и World Bank, а пары метрики и девелопмента стали моими любимыми. 

2. Вдохновляющих одногруппников с самым разным опытом. Кто-то изучал философию в École normale supérieure (самом селективном бакалавриате во Франции) и сдал экзамен на профессора математики, а кто-то взял gap year и поработал в Японии. Кто-то больше десяти лет работал аналитиком в полиси-агентствах в области образования разных стран Латинской Америки, а кто-то весь бакалавриат ночами готовился к экзамену на государственного служащего. 

Такая гетерогенность опыта людей в моём окружении проявляется во всём. На парах одногруппники из Индии и Латинской Америки бесконечно выводят из себя преподавателей-французов, непривычных к большому количеству вопросов из зала.  При обсуждении выборов в Бразилии или запрета на ношение хиджабов во французских школах дискуссия становится крайне оживлённой, потому что каждый участник исходит из личного опыта, полученного в своей родной культуре.

3. Понимание того, что не только Тeaching Assistants учат нас учиться, но и мы учим их учить. При переходе из магистратуры на PhD наши Teaching Assistants не получили в качестве стартового пакета навыки ведения семинаров или каллиграфический почерк на доске. Они не понимали, насколько быстро нужно вести пару и в какой момент нужно дать нам время на осознание сказанного, как проверить 70 домашек за неделю и нужно ли отвечать на дурацкие емейлы от нас вечером пятницы. Замечая улучшения на семинарах после этого, я поняла, что качество занятий напрямую зависит от качества и количества получаемого от нас фидбека, а также от желания TAs быть эмпатичными и работать над собой.

4. Поддержку университета. В первую неделю после введения коронавирусного карантина меня завалили письма от множества организаций, начиная с учебного офиса PSE и заканчивая клубом аргентинского танго. В ситуации полной неизвестности и паники для меня оказалось очень важным то, что руководство программы спросило, не потеряли ли мы источник дохода (к примеру, part-time job) или место в общежитии, чувствуем ли мы себя в безопасности и нет ли у нас заболевших членов семей. Нам не только перенесли мидтермы и домашки, но и рассказали о ресурсах для поддержания mental health, к примеру, о ночной горячей линии психологической помощи и анонимном чате психологической поддержки в PSE. 

О том, что не нашла

1. Время на рисёрч. Я выбирала исследовательскую магистратуру, чтобы ходить на рисёрч семинары и ридинг группы, стажироваться в лабораториях и слушать открытые курсы в Париже-1. В реальности же я пытаюсь балансировать между посещением обязательных лекций и сдачей домашек в срок, а также побеждаю в конкурсе на количество проведенных в библиотеке часов.

2. Каникулы, свободное время и знакомства с людьми вовне программы. Стоящие в расписании каникулы — на самом деле хорошо замаскированное время на подготовку к мидтермам, которое я проводила, сидя по 14 часов в библиотеке наедине с учебниками. В свободное время (читай, время, когда библиотеки закрыты) я отчаянно гуглила “libraries in Paris which work during the strike”, в то время как люди в моей общаге вместе готовили бранчи, учили языки и изучали культуру друг друга. 

3. Work-life balance. Иногда М1 кажется бесконечным “марафоном безногих инферналов”, который я бегу в гордом одиночестве. Вовлекаясь в культуру токсичной продуктивности, я загнала себя в замкнутый круг тревожности и испытывала чувство вины за время, потраченное на стирку одежды и приготовление еды. Я забывала искать помощь у друзей и спать достаточное количество времени, поэтому вскоре лишилась сил и перешла на новый уровень тревожности (передаю привет бессоннице и паническим атакам). 

М1 принёс мне понимание того, что учиться по 14-16 часов в день в long-run невозможно.

Франция входит в топ-10 стран OECD с наименьшим количеством рабочих часов в год, а совместный ланч или пробежка по вечерам здесь являются обязательными, если не принудительными. Возможно, я так и не найду времени на трёхчасовые бранчи утром воскресенья и так и не доберусь до Лувра (и не буду корить себя за это!), но спать по 8-9 часов и каждый день ужинать с друзьями я уже научилась.

Авторка: Виталия Елисеева

Редактор: Екатерина Автонова

Меню
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: