Центр «Стратегия», издание «Публичная политика»: Александр Юрьевич Сунгуров

Lab project — это цикл интервью с сотрудниками и стажёрами лабораторий, членами студенческих научных обществ и научно-учебных групп самых разных образовательных программ.

На протяжении последних месяцев мы ходили на разведку в лаборатории и собирали актуальную информацию о возможностях для студентов стать junior-исследователями. Наше расследование превратилось в цикл интервью, в котором мы хотим показать взгляд изнутри от руководителей до стажёров.

ОП «Политология и Мировая Политика» – странный предмет: лаборатории вроде и есть, а вроде и нету. Вернее, о них мало что известно. Одна из местных «лабораторий» – это крупный проект, результатом развития которого стало появление ОП Политология в НИУ ВШЭ. 

Александр Юрьевич Сунгуров, директор департамента прикладной политологии, рассказал нам о Political Science в 90-х, журнале «PublicPolicy», центре «Стратегия» и о том, как он связан с зарождением идеи прав человека в России.


N.B.: Что такое «Публичная Политика»: альманах или журнал? Настоящий крупный проект на базе образовательной программы? Что это лично для вас?

Издание отражает наше направление деятельности, потому что его корни лежат еще в гуманитарной работе неправительственной организации, центра «Стратегия», который в прошлом году отметил юбилей в 25 лет. Он был создан еще в 1993 году вашим покорным слугой и рядом моих коллег: депутатов Ленсовета, учёных и предпринимателей.

Тогда возникла идея создания объединения вроде фабрики мыслей. На тот момент мы ещё не совсем понимали, что это такое, но решили её создавать. Главная проблемабыла в том, что в советское время политология была под официальным запретом как буржуазная лженаука. Вместо неё был научный коммунизм — интересная специальность, задачей которой было объяснить, почему решения правительства являются верными.  В 90-ом году большинство таких кафедр поменяли вывески на политологию, мы от них ничего не ждали и решили, что самим надо делать такой центр. И вот он появился и заработал как фабрика мыслей.

В 2002-м году мы стали понимать, что наша деятельность на самом деле является развитием public policy. Мы изучали, как нужно проводить реформы, каким образом устроена власть, как сделать власть “с человеческим лицом”. Изначально у нас были идеи, направленные на взаимодействие общества и власти, гражданских и правительственных организаций. Мы осуществляли это путём развития разных институтов. Так, например, институт уполномоченного по правам человека в регионах в то время во многом развивался при нашей активной помощи. Затем нас попросили провести семинар по развитию центров публичной политики, и тогда мы поняли, что мы сами и есть этот центр. Мы были разновидностью фабрики мыслей с идеей развития открытой публичной политики, не «государевой», а именно политики, которая делается при консультациях, совместно с экспертами и гражданскими организациями. Сами мы, собственно, такой экспертной и гражданской организацией являлись и являемся до сих пор как центр «Стратегия».

У нас вышло около 70 сборников, посвященных гражданскому обществу, механизмам взаимодействия с властью и её анализу. Потом у нас появилась идея о том, что можно было бы выпускать и ежегодный альманах «Публичная Политика». В слове “публичный”, в данном случае, заложен некий ценностный смысл, что она [политика] именно открытая, прозрачная и построенная на взаимодействии разных заинтересованных авторов, а не только на указании или, как в последние годы стало принято, создании мутационных структур. Мы выпустили 15 сборников, с 2004 по 2016 год, которые распространились по всей стране.

В том, что публичная политика уже введена в реестр как одно из направлений политической науки, в том, что сейчас создаются программы публичной политики, я думаю, мы свою роль сыграли, распространяя в России эту концепцию.

N.B.: Верно ли, что альманах, а теперь журнал PublicPolicy, это ответвление от очень большого проекта «Стратегия»?

Да, можно так сказать.

N.B.: Про проект «Стратегия»: как много в него вложила Вышка, как много людей из Вышки там?

Мы только недавно стали базироваться на студентах. Это не проект Вышки, наоборот, департамент кафедры политологии – это проект «Стратегии». Те, кто мог читать лекции, перешли к нам, и они же составили основу нашего департамента. Сейчас из них остались только я и Татьяна Леонидовна Барандова.

N.B.: Расскажите, пожалуйста, про самые важные и интересные проекты «Стратегии».  а потом уже про исследования Public Policy.

Самый долгоиграющий, который работает до сих пор – это развитие института уполномоченного по правам человека. Началось все с того, что Александр Владимирович Шишлов, который сейчас является уполномоченным по правам человека в Санкт-Петербурге, предложил нам подать заявку на разработку этого института. Нам понравилось, заявку написали, и при поддержке наших шведских коллег она была осуществлена. В течение года было разработано несколько вариантов закона, один был принят и одобрен. Узнав об этом, в Совете Европы решили на нашей базе провести конференцию по развитию данного института на северо-западе России, а потом уже по всей стране.

Люди узнавали про проект на наших семинарах. Тогда кончились все гранты, но уполномоченные, которые понимали, что лучше, чем у нас, повышение квалификации не провести, присылали нам людей уже за свои деньги.

Я подготовил курс по правам человека в Петрозаводском университете. Сейчас на его основе создали исследовательский комитет по правам человека при Российской Ассоциации Политической Науки. Вместе с нашими студентами из Вышки мы работаем над проектом “Содействие в работе председателю исследовательского комитета по правам человека Международной Ассоциации Политической Науки”.

N.B.: Вы сказали в самом начале, что важную часть «Стратегии» составляют студенты.

Когда в 2013-м году к нам пришла прокуратора с поиском иностранных агентов, у нас уже 3 года не было ни одного иностранного гранта. Мы пили за здоровье родной налоговой инспекции, только благодаря которой мы не стали иностранными агентами.Вот это жизнь. Раз денег нет, всё постепенно уходило на нет. Но тут я увидел, что студентам стало в кайф работать волонтерами. Это стало новым трендом. Здесь волонтёры, там — волонтёры, я не успевал записывать. А тут ещё придумали проекты в Вышке, и я понял, что надо делать «Стратегию 2.0».

Если раньше был принцип «вечером деньги – утром табуретки», то сейчас «вечером табуретки, а утром скорее всего не деньги, а благодарность студентам за то, что они хорошие волонтёры».

N.B.: О «Публичной Политике»: расскажите, пожалуйста, немного о самом журнале, кто там задействован, о чём он?

У нас есть редакционный совет, в котором участвует Кабанов, профессор Турчинский, Александр Александрович Балаян, я; в обсуждениях участвуют Акопов Сергей Владимирович и другие. Мы определяем тематические выпуски. Сейчас мы хотим перерегистрировать журнал как электронное издание, а для желающих будем печатать отдельные номера. В нашем журнале специалисты публикуют свои работы. Как во многих научных журналах высокого профиля, мы скоро собираемся брать интервью у практиков, освещать актуальные вопросы. У журнала обязательно проходит рецензия, двойная, закрытая. Мы даже вступили в ассоциацию международных редакторов, они присваивают уникальные номера выпускам.

N.B.: Поговорим про ответвления от PublicPolicy, то есть про проект GenerationPP. Что это?

Часто сборники студенческих работ публикуются по методу «что прислали, то опубликовали», то есть без отбора. Научная публикация – это публикация, которая проходит отбор, и что-то отбраковывается, не потому что плохое, а потому что остальное лучше. В прошлом году мы впервые решили сделать  приложение к журналу Публичная Политика под названием GenerationPP. Здесь игра с «GenerationP», названием известной всем книги, а с другой стороны PP – это Публичная Политика. В нём студенты смогут печататься, а так как журнал официально зарегистрирован, это будет засчитываться как реальная научная публикация.

N.B.: То есть, если проект удастся реализовать, то в нём смогут участвовать не только ребята из Вышки, но и из многих других университетов?

Да, конечно, он на это и нацелен. Это общегородской выпуск, в прошлом году там были студенты из Большого Университета (СПбГУ) и из РАНХиГСа. Хотелось бы, чтобы их было больше.

 

 

Над интервью работали: Алина Дмитриева, Валерия Кука, Татьяна Яковлева


ЕЩЕ ПОСМОТРЕТЬ

Комментарии:

Your email will not be published. Name and Email fields are required