«Списывая, ты недоплачиваешь университету деньги» — эссе от Никиты Калинина

А если серьёзно: списывание это не плохо и не хорошо, а просто индикатор, как повышенная температура больного.

Эссе (не выражающее мнения редакции или университета) о списывании от старшего научного сотрудника Лаборатории теории игр и принятия решений Никиты Калинина. Команда NBJ уже брала у Никиты интервью о его публикации в PNAS и о самоорганизующейся критичности.

Бессмысленность образования и академическая этика

Вдохновившись разговорами со списывающими студентами, я придумал простую теоретико-игровую модель списывания. Опрос пришедших на посвящённый этой модели семинар Лаборатории теории игр показал, что все (за исключением одного или двух людей) списывали на письменных экзаменах в школе или в университете.

NB: всех желающих Никита просит пройти аналогичный опрос онлайн

Какие причины были названы?

    • Слишком сложный, неинтересный или ненужный курс;
    • Иначе получишь низкую оценку на фоне других, которые списывают;
    • Экономия потраченного на изучение предмета времени;
    • Из принципа: преподаватель старается поймать на списывании, а ты смог списать;
    • Не согласны с тем, что проверяется память, а не понимание предмета;
    • Боязнь быть отчисленным или переведённым на платное обучение, сползти в рейтинге из-за плохих оценок;
    • Нужен только диплом, а образование представляется полосой препятствий, выдуманной извращёнными умами профессоров;
    • Подготовка шпаргалок полезна для запоминания, даже если потом их не используешь.

Большинство причин говорят не о моральном облике студентов, а о качестве и полезности образования. Если студенты воспринимают курс как бесполезный и скучный, а преподавателя как неприятного человека, который проверяет твою память, а не понимание, или на этом курсе из года в год принято списывать — это всё не о студенте, а о курсе и преподавателе.

Потому и преподаватель может снисходительно относиться к списыванию. Если знаешь, что преподаёшь плохо, то позволить студентам списывать — способ и планку не снизить, и извиниться перед студентами — да, преподаю плохо и неинтересно, но можно списать.

Этим эссе я хочу перевести разговор о неэтичности списывания в плоскость симптомов. Списывание – это как высокая температура. Иногда её надо сбивать, иногда её можно не допустить посредством закаливания, а иногда это естественный процесс в организме, с которым надо не бороться, а дать больному чая с мёдом, обнять и укутать в плед.

 

Что влияет на интенсивность списывания?

Соревновательность обычно имеет неблагоприятный эффект на взаимоотношения; зачастую способствует потере внутренней мотивации; подрывает уверенность в своих силах в академической среде (даже среди самых успешных). [1]

Как иронично, что люди, которые возмущаются списыванием, также поддерживают состязания, премии, практику выставления оценок на кривой, хотя всё это увеличивает вероятность проявления академической нечестности. [2]  (оригинальный текст на английском в конце эссе)

В общем, кроме лени студентов, ненужных курсов и нежелания преподавателей наказывать нарушителей хорошим предиктором списывания является нацеленность на повышение оценки, а не знаний (чему сильно способствует рейтинговая система). Как руководство учебного заведения может сигнализировать, что ценны знания, а не оценка? Я не знаю и предлагаю обсудить.

Почему списывание аморально? (или нет)

Представим себе марсианина, семилапого и стозевного, который ничего в российской жизни не понимает, но пришёл на письменный экзамен. Что он видит: общаться и пользоваться информацией из интернета в обычной жизни можно, а на экзамене какие-то недовольные и агрессивные люди запрещают. И вообще — нельзя искать информацию в книгах или конспектах, нельзя говорить с товарищами. То есть кто-то придумал странные правила поведения на экзамене и навязывает их через моральное осуждение и создание комплекса вины.

Свериться с источником знаний во время экзамена (или трудиться над домашним заданием вместе с сокурсниками) в одном месте будет воспринято как списывание со всеми серьёзными последствиями, а в другом месте это будет уместно и даже поощряемо. Студенты, к несчастью для себя оказавшиеся на первом месте, будут обвинены в академической нечестности, а суть и происхождение нарушенных ими правил обсуждаться не будут. Действия студентов нарушают лишь конвенциональную систему запретов, но к ним относятся так, как если бы они нарушили какое-то моральное табу. [3]

Любой студент, кто в свою защиту сравнивает такого рода списывание с входом на лекцию через дверь с надписью “выход”, будет скорее всего обвинён в упорстве в своих заблуждениях, попытке перенести ответственность на других или желании просто оправдать своё поведение. Как только мы решили, что чьи-то действия морально предосудительны, то все попытки убедить нас в обратном, неважно, насколько хорошо обоснованные, лишь сильнее укрепляют нас в аморальности оппонента. [3]

Раз кто-то устанавливает правила, значит кому-то эти правила (запрет на списывание) выгодны. Кому? В небольшой степени честным сокурсникам (если есть рейтинговая система, то несписывающим выгоднее, чтобы никто не списывал), но в гораздо большей степени — университету, если образование в нём платное. Если студент не сумеет сдать курс, то должен будет оплатить ещё год обучения, а спишет – не придётся оплачивать. Это сразу объясняет, почему в США, где всё образование платное и очень дорогое, дискурс публичного растаптывания списывающих распространён намного больше (читайте комментарии к [5]), чем в России, где образование стало платным относительно недавно.

Студент, который списал и не был отчислен, экономит деньги себе. Да-да, те самые деньги, которые он с трудом зарабатывал вечерами и которые мог бы принести в университет. В России государство субсидирует образование [6], и всё не так просто. Возможно, поэтому и осуждение обществом списывания меньше, что подтверждается разнообразными исследованиями, например [7].

 

Британские (и не только) учёные списывание изучают, но не могут не осудить

Статья [7] начинается c характерного отрывка «Cheating is a serious problem in many countries. The cheater gets higher marks than deserved, thus reducing the efficiency of a country’s educational system.» Большинство академических статей про списывание также начинаются с порицания, а как оценивается серьёзность проблемы и в чём измеряется эффективность образования обычно не уточняют. Иногда приводят в качестве аргумента то, что, согласно опросам, работодатели боятся, что те, кто списывал во время обучения, будут как-то неэтично себя вести при исполнении служебных обязанностей.

Методология статьи такова: студентам-экономистам разных стран (Россия, Израиль, США, Нидерланды) задают вопросы о том, как они относятся к списыванию, потом полученные данные анализируют. Авторы находят, что в России к списыванию относятся намного терпимей, чем в других странах, и студенты списывают чаще.

В книге Grad school rulz [8] есть забавный эпизод: преподаватель говорит студенту, что если он для любого явления не может придумать пять противоречащих друг другу логичных объяснений, то в социологи лучше не идти. Но и здесь объяснений полученным результатам опроса может быть очень много!

Что если результат объясняется неискренними ответами студентов? Скажем, у нас студенты охотно сознаются в списывании (может, начитавшись в школе Достоевского). А в Америке все порицают списывание, но тут же сами списывают. Например, опрос на уроке показывает, что подавляющее большинство осуждает плагиат, но через месяц 80% сданных работ – плагиат [9]. Если в обществе принято считать, что списывать плохо, то даже в анонимном опросе сложно сказать, что ты лично нормально относишься к этому.

По-моему, всё наоборот – образование работает неэффективно, и поэтому студенты списывают. Известно, что с каждым годом всё больше людей списывают в школах и в университетах – в Штатах и Великобритании (источники раз и два). Это может быть объяснено и тем, что люди становятся более откровенными и не стесняются сознаваться во всё большем количестве своих осуждаемых обществом поступков. Начинать статью про списывание с того, что это очень плохо, это, по-моему, как начинать статью про изнасилования с осуждения мини-юбок.

Неудивительно, что в разговорах об академической нечестности обычно осуждают студентов и хотят установить, какие личностные качества или жизненные обстоятельства привели их к нарушению правил, а также пытаются отвадить студентов от списывания или поймать на нём. Это осуждение не обязательно явно высказано, особенно в академических статьях. Но если исходный вопрос состоит в том, чтобы выяснить, что же не так с этими молодыми людьми и как можно помешать им, то структурные причины, которые могли бы позволить выяснить причины списывания, всё так же не обсуждаются. [4]

Продолжая обсуждение статьи: если ты изучаешь списывающего студента и не берёшь в расчёт среду, которая его окружает, то сравниваешь тёплых студентов с солёными.

Известно, что чем хуже и бессмысленней курсы, тем больше списывают. Тогда возникает вопрос – кого вообще сравнивают авторы статей? Если они берут экономистов из топовых вузов США и Нидерландов и сравнивают с экономистами из Рязани, то как они учитывают эффект разного качества обучения? Если у одних интересные курсы и преподаватели-звёзды, а у других – марксизм вместо экономики, то и паттерны списывания будут разниться.

Надо исследовать систему «студент+преподаватель». Конечно, проблема в том, что анонимный опрос устроить несложно, а вот опрашивать насчёт списывания группу студентов и их преподавателя уже может быть деликатной проблемой, где очень важно доверие к опрашивающему.

Подведём итоги обсуждения статьи. Во-первых, надо брать экономистов из университетов примерно одинакового рейтинга. Во-вторых, после опроса про списывание стоит ставить эксперимент, где желающие могут списать, а исследователи таким образом смогут оценить искренность ответов. [10]

Забавные истории про списывание

История из прошлого. “Гимназисты Орловской гимназии, пытаясь избежать наказания за списывание на испытаниях зрелости 1899 г., шантажировали директора ложным доносом. При проверке экзаменационных работ по латыни часть из них оказалась одинаковыми. Возникло подозрение: тема была известна гимназистам-выпускникам заранее. Один из них, 20-летний Болеслав Запольский, заявил директору, что узнал тему, подкупив его сына, и обо всем сообщит попечителю Московского учебного округа.” [11] Говорят, и в Вышке такие истории бывали.

Современная история. Есть лектор и новый семинарист. Студенты создают два email’а: адрес одного очень похож на адрес почтового ящика лектора, другого – на ящик семинариста. Далее нужно послать какое-нибудь пустяшное письмо с фальшивого ящика лектора на настоящий ящик семинариста. Когда семинарист отвечает на этот фальшивый лекторский ящик, студенты копируют письмо и отправляют его с фальшивого ящика семинариста на настоящий ящик лектора. В итоге вся переписка (включая настоящие варианты контрольных и экзамена) проходит через два фальшивых прокси и попадает в руки студентов.

 

Кто хочет поделиться своими историями (или соображениями про списывание) — пишите, анонимность гарантирую. Случаи из литературы или исторические инциденты приветствуются! Пишите на nikaanspb@gmail.com, вступайте в группу. Также очень-очень рекомендую читать книгу Psychology of Academic Cheating (edited Eric M. Anderman, Tamera B. Murdock).

 

Автор: Никита Калинин

Редактор: Виталия Елисеева

————-

 

1. “Competition typically has an adverse impact on relationships; it often contributes to a loss of intrinsic motivation; it undermines academic self-confidence (even for winners); and it interferes with the development of higher-order thinking.

Kohn, A. (1992). No contest: The case against competition. Houghton Mifflin Harcourt.

2. How ironic, then, that many of the same people who deplore cheating also support academic contests, awards, or the practice of grading on a curve, all of which make it more likely that cheating will take place.”

Anderman, E. M., & Murdock, T. B. (Eds.). (2011). Psychology of academic cheating. Elsevier.

3. Consulting a reference source during an exam (or working with one’s peers on an assignment) will be classified as cheating in one classroom, with all the grave implications and practical repercussions attendant on that label, while it will be seen as appropriate, even admirable, in another. Students unlucky enough to find themselves in the first classroom stand condemned of cheating, with little attention paid to the nature of the rules they broke. To that extent, their actions have violated a purely conventional set of prohibitions but they are treated as though guilty of a moral infraction. Статья

4. It’s not surprising, then, that discussions about academic cheating are typically characterized by condemnations of the students in question, attempts to ascertain what features of their personalities or backgrounds led them to break the rules, and ideas for deterring (or catching) them. The condemnation may not be explicit, particularly in essays written by researchers, but if the point is to figure out what’s wrong with these young people and how they can be stopped, then the structural issues that could help us make sense of why cheating takes place are still being neglected.

Anderman, E. M., & Murdock, T. B. (Eds.). (2011). Psychology of academic cheating. Elsevier.

5. Комментарии к статье

6. Статья

7. Magnus, J. R., Polterovich, V. M., Danilov, D. L., & Savvateev, A. V. (2002). Tolerance of cheating: An analysis across countries. The Journal of Economic Education33(2), 125-135.

8. Fabio Rojas Grad Skool Rulz: Everything You Need to Know about Academia from Admissions to Tenure

9. Транскрипт 

10. Pascual-Ezama, D., Fosgaard, T. R., Cardenas, J. C., Kujal, P., Veszteg, R., de Liaño, B. G. G., … & Delnoij, J. (2015). Context-dependent cheating: Experimental evidence from 16 countries. Journal of Economic Behavior & Organization116, 379-386.

11. Еремин, А. И. (2012). «Шантаж, небывалый в России»: казус на испытаниях зрелости в Орловской мужской гимназии (1899 г.). Новый исторический вестник, (31).

Еремин, А. И. (2014). «Если указанное зло действительно неискоренимо…»: Спор на Педагогическом совете Орловской мужской гимназии о списывании на испытаниях зрелости (1903 г.). Новый исторический вестник, (42).


ЕЩЕ ПОСМОТРЕТЬ

Комментарии:

Your email will not be published. Name and Email fields are required