Мало кто будет спорить с тем, что для достижения хороших результатов человеку требуется мотивация. Деньги и честь, власть и справедливость, самоутверждение и совесть — эти и другие факторы ежедневно влияют на наше поведение и часто диктуют принимаемые решения.

Начинающему экономисту покажется очевидным, что каким бы на первый взгляд иррациональным ни было поведение отдельных субъектов рынка (привет, Ричард!), экономическая система всё же в состоянии скорректировать подобные провалы рынка и организовать деятельность участников так, чтобы большинство стремилось к одной единственной цели — материальной выгоде.(1)

Рабство же — противоположность такой модели — полностью лишено фактора материальной мотивации. Поэтому вывод об экономической эффективности рабства напрашивается сам собой: без денежного стимула и заинтересованности в продукте труда подневольные работники плантаций не могут составить конкуренцию свободным людям, действующим в личных интересах. Значит, и сама система иррациональна не только с моральной, но и экономической точки зрения.

Таким и был научный консенсус до выхода в 1974 году книги «Time on the Cross: The Economics of American Negro Slavery» за авторством будущего Нобелевского лауреата по экономике, профессора Чикагского университета Роберта Фогеля и профессора Рочестерского университета Стэнли Энгермана. Монография перевернула представления об экономической эффективности рабства, погрузив научное сообщество в долгие споры, а также кардинально изменила сам подход к изучению экономической истории человечества.

Главные выводы, сделанные исследователями, базируются на данных о рабовладении в Америке до Гражданской войны. Вот некоторые из них:

 

  • В 1860 году сельское хозяйство Юга, полагающееся на рабский труд, при учёте климатических и других особенностей было на 35% эффективней, чем свободное сельское хозяйство Севера.
  • Инвестиции в рабов приносили прибыль в размере 8-10% первичного вклада (2), что сопоставимо с окупаемостью других активов того времени и превосходит, например, прибыль вложения в железные дороги, составлявшую от 6 до 8%. (3)
  • Стремительно увеличиваясь, доход на душу населения в южных штатах был, хоть и ниже чем в северо-восточных, но значительно выше показателей северо-западных штатов, свободных от рабства. Если же проводить сравнение на макроуровне, средний южанин получал больше, чем гражданин практически любой другой страны, в число которых входила, например, Италия, одна из ведущих экономик мира на тот момент. (4)
  • Вразрез с существовавшим мифом рабы составляли конкуренцию свободным в индустриальном производстве, демонстрируя эффективность и старательность. Частично поэтому спрос на рабов рос намного быстрее в городских районах, чем в сельской местности. Ранее же считалось, что рабство и индустриальное производство мало совместимы.
  • В течение жизни среднестатистический раб в той или иной форме получал 90% дохода от произведённого продукта. Несмотря на очевидность эксплуатации труда, её масштабы были крайне завышены, а роль материальной мотивации рабов в результате труда занижена. (5)
  • Материальные (не психологические) условия жизни рабов в среднем были более благоприятными, чем у индустриальных рабочих. Конечно, не по современным стандартам. Это подчёркивает тяжёлую участь и свободных, и подневольных рабочих в первой половине XIX века.

Как же такие данные были получены? Возможно ли, что в исследовании допущена ошибка? Был ли Дуглас Норт неправ, когда говорил, что сельскохозяйственное общество, построенное на рабском труде, никогда не добьётся экономического успеха? (Иронично, но Фогель получил Нобелевскую премию совместно с Нортом.) Ответ на эти вопросы можно найти в одном-единственном факте: авторы «Time on The Cross» были одними из первых, кто использовал количественные методы в исследовании экономической истории.

Середина прошлого века ознаменовалась сначала появлением, а потом и стремительным развитием компьютерной техники. Благодаря этому стало возможным не только учитывать большие массивы информации, но и использовать реалистичные функции с десятками переменных. Учёные смогли рассчитывать и сравнивать финансовую эффективность и темпы роста экономики в ситуациях, когда рабство превалирует или когда этот институт полностью уничтожен. Кроме того, полученные таким способом результаты легко проверить и оценить. Такой подход к изучению истории в дальнейшем назвали клиометрикой.

Неудивительно, что поначалу выводы, сделанные в книге Фогеля и Энгермана, да и сам использованный метод попали под шквал ярой критики. Некоторые подвергали сомнению данные о материальном благосостоянии рабов (6), другие сомневались в том, что рабство было более эффективно в долгосрочной перспективе (7), третьи же не соглашались с определением эксплуатации и пытались найти ошибки в вычислениях. (8)

Однако с течением времени, а также после выхода книг «Without Consent or Contract» и «The Slavery Debates, 1952-1990: A Retrospective», модели и вычисления всё меньше и меньше ставились под вопрос. Несмотря на то, что при сборе и анализе данных использовались и качественные переменные (пол, географическое местоположение, отрасли деятельности и т.п.), подход к истории рабства с использованием именно количественных показателей позволил прийти к таким ошеломляющим результатам, как доказательство сравнительной экономической эффективности рабского труда в Северной Америке.

Тогда как причины изученного явления остаются в какой-то мере не ясны, правильность самих данных не вызывает сомнений. Это в конечном итоге заставило научное сообщество пересмотреть большинство своих взглядов на эту тему (9), а также задуматься над тем, что и другие ”очевидные” истины, как, например, роль железных дорог в экономическом буме Америки, нуждаются в дополнительном изучении.

Вернемся к началу, к вопросу важности мотивации для достижения лучшего возможного результата труда. Говорит ли исследование, что «кнут», порой в прямом смысле, работает лучше, чем «пряник», а точнее материальное поощрение? Нет. Говорит ли оно о том, что стоит стремиться использовать институт рабства частично или полностью, потому что эта модель эффективнее? Таких выводов учёные тоже не делают. Данные, представленные в «Time on The Cross», не оправдывают рабство и другие формы принудительной деятельности. Они только отражают ситуацию, существовавшую в XIX веке, но никак не призывают к действию. Книга оставляет после себя вопрос: если даже такой нецивилизованный способ организации труда, как рабство, был экономически эффективен, то насколько дальше продвинулось бы человечество, не будь такой практики? Поразмышлять над этим каждый может сам.

В послесловии к «Without Consent or Contract» Фогель предполагает, что идеи гуманизма и свободы, а не экономическая несостоятельность привели к искоренению ужасной практики рабства. Это, возможно, не самое подкреплённое, но, кажется, лучшее заключение для такого исследования. Базис не определяет надстройку, и мы должны бороться за достойную жизнь для каждого человека, даже если экономическая эффективность говорит об обратном.

C 1974 года, момента публикации книги, пройдёт время. Использование клиометрики и количественных методов превратится в обычное явление. Роберт Фогель выпустит сопоставимую по важности работу как раз на тему вклада железных дорог в развитие американской экономики, получив за неё Нобелевскую премию 1993 года. А «Time on The Cross» останется одной из первых книг, перевернувших представление о том, как изучать экономическую историю.

Из данной истории можно многое почерпнуть. Не существует полностью изученной темы, даже если по этому вопросу сформирован научный консенсус. Очевидные выводы не всегда верны, как бы ни казалось. А самое важное не то, насколько неправдоподобные результаты получились на первый взгляд, а то, насколько профессионально и непредвзято проведено исследование. Именно это и помогло «Time on The Cross» надолго закрепиться в экономической науке.

Список использованной литературы:
(1) Friedman M., Friedman R. Free to choose: A personal statement. – Houghton Mifflin Harcourt, 1990. Ch. 1 “The Power of the Market”
(2) Tipton F. B. Robert William Fogel and Stanley L. Engerman,”Time on The Cross. The economics of american Negro slavery”. – 1975. – C. 247-57
(3) Conrad A. H., Meyer J. R. The economics of slavery in the ante bellum South //Journal of Political Economy. – 1958. – Т. 66. – №. 2. – С. 95-130.
(4) Easterlin R. Interregional differences in per capita income, population, and total income, 1840-1950 //Trends in the American economy in the nineteenth century. – Princeton University Press, 1960. – С. 71.
Fogel R. W., Engerman S. L. Time on the Cross: Evidence and Methods, a Supplement. – Little, Brown, 1974. – Т. 2. – C.162-64
(5) Gallman R. E. Southern ante-bellum income reconsidered //Explorations in Economic History. – 1975. – Т. 12. – №. 1. – С. 89-99
(6) RV Anderson, RE Gallman – The Journal of American History, 1977
(7) Sutch R. The treatment received by American slaves: A critical review of the evidence presented in Time on the Cross //Explorations in Economic History. – 1975. – Т. 12. – №. 4. – С. 335
(8) Sutch R. et al. Reckoning with Slavery. – 1976.

(9) Нуреев Р. М. Старая и новая экономическая компаративистика. Предмет и метод компаративистики //Terra economicus. – 2010. – Т. 8. – №. 3.

Автор: Жажин Кирилл 
Редакторы:Виталия Елисеева, Екатерина Автонова, Мария Гребенщикова


Добавить комментарий

Меню
Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: