Пол Ромер: Мир идей, роста и городов

mag-13Economy-t_CA0-jumbo

Специально для читателей NBJ Кирилл Жажин рассказывает о модели экономического роста, за которую в этом году Нобелевскую премию получил Пол Ромер. 


Можно ли продать идею?

source: ideaseddieplayfair.com

В современном мире решения, концепции и модели спокойно покупаются и продаются. Но можно ли продать одну и ту же идею дважды? Трижды? Сотню раз? Как будет изменяться цена с каждой покупкой? Как оценить что-то, что может быть скопировано бесконечное количество раз?

Сама природа знания не позволяет ему стать конкурентным товаром на рынке. Это легко показать на примере фармацевтической компании, которая действует в правовой системе laissez-faire без патентного права на изобретения, и планирует произвести новый препарат. Себестоимость первой таблетки составляют многомиллионные траты на годы исследований. Предельные издержки второй и последующих — лишь стоимость материалов и производства, в редких случаях превышающие несколько центов.

В такой ситуации получить монополию на продажу препарата невозможно, так как государство просто откажется вмешиваться в рыночные отношения. Единственным способом окупить инвестиции становится продажа формулы конкурентам, то есть продажа идеи перед выходом на рынок. При этом для новых фирм нет стимула покупать технологию, ведь после выхода таблетки на рынок конкуренты смогут воссоздать фармацевтическую формулу почти бесплатно. Следовательно, если фирмы играют стратегически, то ни одна из них не решится купить идею.

А можно ли продать качественно новое знание хотя бы единожды? Даже это не всегда возможно. Порой требуются годы для того, чтобы фундаментальные открытия в физике или химии преобразовались в применимые на практике технологии. В такой ситуации мало кто готов платить за бесполезное на данный момент знание. Именно поэтому на науку распространяются другие правила: здесь поощряется кооперация в работе и открытость в публикациях.

Правила и технологии

Под «идеей» можно подразумевать множество вещей. Например, технологии — это знание о том, как произвести что-то или как улучшить существующее производство. Другой тип идей — правила, которые регулируют то, каким образом технологии распространяются в обществе, а обладающие знанием люди взаимодействуют между собой. На практике абстрактные правила чаще всего воплощены в формате институтов, формальных и неформальных.

Взаимосвязь между правилами и технологиями можно отследить на том же примере фармацевтической компании. Без законов, регулирующих патентное и авторское право, фирма не решилась бы тратить миллионы на разработку нового препарата. Конкуренты могли бы просто скопировать его, не позволив компании окупить первоначальные затраты. Поэтому в отсутствии патентного права предпринимателям становится просто невыгодно финансировать исследования или инвестировать в новые технологии. Когда же оно достаточно развито, а его соблюдение обеспечено жёстким аппаратом власти, знание может быть «исключено» с рынка, то есть использование знания будет закреплено за определённым субъектом. Так компании не только окупают первоначальные затраты, но и получают дополнительную выгоду.

В сферах, на которые не распространяется патентное право, правила также существуют, пусть и в иной форме. Например, договоры о неразглашении создают рыночные ограничения, которые также позволяют получить выгоду из создания нового знания. Только в ситуации, когда знание может быть ограничено в использовании, создание R&D отделов в компаниях имеет практический смысл. В ситуации же, когда правила далеки от идеала, процесс создания и накопления знаний заметно осложняется, а экономический рост замедляется. Полностью свободные рынки, хотя и способны производить прорывы в идеях, не способны делать это достаточно эффективно для обеспечения развития экономики в целом.

Вывод о том, как добиться долгосрочного развития, напрашивается сам собой: следует просто установить в обществе такие правила, которые будут мотивировать частные компании увеличивать количество знаний в экономике.

Но это не так просто, ведь часто институты оказываются прочно закреплены в общественном сознании. И формальные, и неформальные правила крайне сложно изменить, особенно если они распространились на всё общество. Так ужесточение законов против коррупции не сможет сразу же остановить людей от дачи взяток, потому что это уменьшает их краткосрочную выгоду.

Каким бы неоспоримым ни был тот факт, что при искоренении коррупции экономика в целом выиграет, новое законодательство не станет стимулом для изменения поведения тех, кто прямо задействован в коррупционной деятельности. Даже в ситуациях, где, казалось бы, изменение поведения согласно новым правилам не приводит к каким-либо потерям, люди также не готовы подстраиваться под новые законы.

Идеи и экономический рост

Современных экономистов интересуют не только проблемы знания как товара, но и то, как само распространение идей влияет на экономическое развитие.

Уже в середине 20 века существовали предположения о том, что именно накопленные знания, технологии и идеи являются главными источниками долговременного роста. Однако, только в 1990 году эта теория была представлена в виде эндогенной модели.

Сделал это Пол Ромер, получивший в 2018 году Нобелевскую премию по экономике «за интеграцию технологических инноваций в долгосрочный макроэкономический анализ». Его исследования стали фундаментом для экономики развития и новой теории роста, ставших полноценными разделами экономической науки.

Пол Ромер

Объём накопленных знаний действительно влияет на долговременный рост, но не совсем ясно, что именно способствует увеличению этого объёма. Особенно остро этот вопрос стоит для отстающих в технологиях развивающихся стран. Хотя природа догоняющего роста значительно облегчает им задачу, запуск самого процесса развития и дальнейшее закрепление экономических успехов становятся большой проблемой. Ромер предлагает в качестве решения города-хартии — специально созданные экономические зоны, подчиняющиеся своим правилам и законам.

Города-хартии

Идея города-хартии проста. Построить город, в котором будут действовать правила, поощряющие накопление знаний и здоровую конкуренцию. Обеспечить свободу миграции в этот город любому, кто готов взять на себя ответственность за исполнение установленных там правил и, главное, желает их соблюдать. Обеспечить исполнение этих правил, не допуская появления тех, кто будет извлекать выгоду из их нарушения.

Гонконг — один из современных примеров такой идеи. Находясь под британской юрисдикцией, Гонконг перенял множество английских правил: от судебной системы до институтов индивидуализма и предпринимательства.

После опиумных войн в Гонконг с постепенно увеличивающейся скоростью начали приезжать люди, которые самостоятельно приняли решение мигрировать. Эти люди стремительно богатели, ведь в середине 20 века Гонконг стал одним из первых очагов индустриализации в азиатском регионе, а к 1990-ом — глобальным финансовым центром.

Низкие налоги, стабильность правительства, иммиграционная политика — это те правила и институты, что позволили Гонконгу добиться такого экономического успеха.

Этот успех был настолько выдающимся, что даже социалистический Китай не смог закрыть на него глаза. Использовав лежавшие в основе достижений Гонконга идеи, правительство КНР создало специальную прибрежную экономическую зону, центром которой стал город Шэньчжэнь.

Регион быстро добился экономического процветания, что стало поводом для создания ещё трёх похожих и не менее успешных экономических зон.

Такой способ перестройки экономики позволил избежать принуждения всего населения к резкому переходу на рыночную модель, обеспечив свободу выбора тем, кто желал перемен.

Сейчас Шэньчжэнь — это крупнейший производственный центр в мире, а Китай — первая страна по ВВП по паритету покупательской способности. Так перенятые правила Гонконга стали частью фундамента Китайского экономического чуда.

За период с 1980 по 2015 реальный ВВП Шэньчжэня вырос примерно в 750 раз.
За период с 1980 по 2015 ВВП на душу населения увеличился с 700$ до 17,000$.

В первую очередь, данный опыт говорит нам о том, что позитивные изменения возможны только при правильном масштабе. Специальные зоны на основе деревень или городских районов слишком малы, чтобы возыметь эффект на экономику страны.

С другой стороны, изменение правил на всей территории не предоставляет жителям возможности выбора, что у части населения может вызвать негативную реакцию, сводящую на нет попытки реформации правил.

Кроме того, город-хартия не возникнет сам собой. Сначала необходима сама хартия, определяющая фундаментальные правила, с помощью которых город будет функционировать. Низкие налоги, гарантия частной собственности, открытость к международной торговле — это только некоторые пункты, что могут стать основой данного документа. Помимо хартии такой масштабный проект потребует годы поддержки и инвестиций. В случае с развивающимися странами, где города-хартии требуются больше всего, необходимо много факторов:

  • Место. Для постройки города государство должно быть готово выделить участок размером как минимум в одну тысячу квадратных километров. Конечно, вся эта местность не будет застроена сразу, но города-хартии обладают огромным потенциалом, а значит, следует учитывать будущую необходимость в расширении.
  • Управление. Требуется создание независимой административной модели, привлекающей опытных менеджеров, местных и иностранных, и поощряющей эффективное руководство. Первое время управляющие могут назначаться, но постепенный переход к демократическим выборам должен быть продуман с самого начала.
  • Законодательство. Необходимо задействовать внешние правовую систему и аппарат принуждения. Говоря откровенно, развивающиеся страны не отличаются стабильностью правительств и неподкупностью судебных систем, а следовательно, исполнение эффективных правил должно обеспечиваться извне. Гарантом для инвесторов и предпринимателей может стать третья сторона, к примеру, Канада.
  • Строители. Для застройки такой большой территории потребуется привлечение дизайнеров и проектировщиков, обладающих достаточным опытом в проектировании и возведении городов.
  • Финансирование. При выполнении предыдущих пунктов найти инвесторов не должно составить труда. Не говоря о том, что самые выгодные вложения — это вложения в развивающиеся рынки, сама по себе постройка города может принести колоссальную прибыль, учитывая разницу в стоимости жилья между городом и деревней.
  • Жители. В современном мире нет нехватки людей, желающих переехать в место с эффективными правилами. Низкие налоги привлекут средний и малый бизнес, что приведёт к притоку не только предпринимателей, но и рабочей силы.

Многих может смутить то, что для постройки города-хартии необходимо вмешательство других стран. Некоторым это может даже напомнить колониализм. Однако, существует огромная разница между колониями и городами-хартиями. Тогда как первые существовали на принудительной основе, вторые могут быть созданы только на основе взаимного согласия двух сторон.

Также как люди получают выбор переселиться в город-хартию, лидеры развивающейся страны делают сознательный выбор создать город-хартию, заручившись поддержкой третьей стороны.

Потенциал

До настоящего момента не было реализовано проектов городов-хартий в чистом виде. Правительство Гондураса стало первым, кто решился воплотить идею Пола Ромера в жизнь с помощью проекта RED (от исп. Region Especial de Desarrollo).

Поначалу ситуация выглядела многообещающе. Была внесена поправка в конституцию, позволяющая создавать специальные экономические зоны. Одна страна выказала желание предоставить свою судебную систему для нового города. Появилось несколько заинтересованных строительных компаний, а с ними и инвесторов. А главное — нашлось огромное число людей, желающих попасть в Америку, особенно в зону со свободным рынком и торговлей. Пол Ромер стал частью специально созданной комиссии, отвечающей за прозрачность проекта.

author: Peter Oumanski

Несмотря на многообещающее начало, Ромер вместе с другими представителями комиссии вскоре покинули проект из-за отказа правительства Гондураса раскрыть условия договора с компанией, задействованной в постройке специальной экономической зоны. Такое поведение нарушает принцип открытости, один из основных для создания города-хартии.

Как отмечал в дальнейшем сам экономист, RED пострадал от группы людей, пытавшихся создать местную аристократию. Жители города не смогли бы влиять на такое правительство демократически, а это означало бы недостаток гибкости в административной системе, неспособность быстро адаптироваться к изменениям и развитию, отсутствие ответственности за злоупотребление властью. Хотя проект всё ещё продолжает существование, неэффективные институты, закрепившиеся в элите Гондураса, вряд ли позволят RED добиться успеха.

С другой стороны, такой опыт наглядно показывает, каких ситуаций следует избегать при реализации подобных проектов. Несмотря на то, что на данный момент новых попыток по созданию города-хартии не предпринимается, страны так или иначе берут на вооружение идеи, лежащие в основе концепции Пола Ромера. Можно привести несколько достаточно близких нам примеров.

Успехом в сфере IT Белоруссия по большей части обязана «Парку Высоких Технологий», особой экономической зоне со своими правилами налогообложения и правовой системой. Также в основном хабе финансовой деятельности Казахстана, носящем название «Международный финансовый центр Астаны», создана своя судебная система, главой которой назначен Английский лорд. В свою очередь, и инновационный центр «Сколково» задумывался как нечто похожее, однако проект слишком затянулся. Всё это говорит нам о том, что отдельные инициативы работают и преуспевают, а города-хартии обладают огромным потенциалом.

Может показаться, что процесс создания городов-хартий останавливается на установлении определённого набора институтов, но это не так. Как существует ещё много неоткрытых технологий, так найдутся и способствующие росту идеи, о которых нам пока ничего не известно.

Главной задачей сейчас является поиск метаправил, способных изменять целые системы правил и стимулировать появление новых институтов, ещё более эффективных, чем предыдущие. Только такой процесс может помочь относительно бедным странам догнать или даже перегнать нынешних экономических лидеров.

Концепция города-хартии является примером идеи, включающей в себя метаправила. Такой проект поможет стране быстро принять эффективные институты сначала в отдельной области, а потом и на всей территории страны, став двигателем экономического прогресса.

За всю свою историю человечество не возвело столько городов, сколько будет построено в ближайший век. Правила и институты, заложенные в основу этих городов, определят вектор развития не только экономики, но и общества в целом. Поэтому нам не стоит упускать возможность использовать города-хартии как катализатор для улучшения всеобщего благосостояния.

Использованная литература:

  1. Romer P. Technologies, Rules, and Progress: The Case for Charter Cities. –  2010.
  2. Fuller B., Romer P. Success and the City // How charter cities could transform the developing Word.
  3. Paul Romer Blog: https://paulromer.net/
  4. Acemoglu D. Introduction to modern economic growth. – Princeton University Press, 2008.

Автор: Кирилл Жажин

Редактор: Виталия Елисеева

Добавить комментарий

Вставить формулу как
Блок
Строка
Дополнительные настройки
Цвет формулы
Цвет текста
#333333
Используйте LaTeX для набора формулы
Предпросмотр
\({}\)
Формула не набрана
Вставить
%d такие блоггеры, как: